00:01 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Ошибка
ч. 6


читать дальше

14:34 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
А у нас выпал первый снег...Вот...Больше ничего не хочу сказать!:ski:

Ррромантика!

Снег и неопавшие жёлто-зелёные листья :snezh:

@темы: Бытоописание

23:27 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Ошибка
ч. 5



читать дальше

20:25 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Ошибка
ч. 4


читать дальше

15:48 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Сегодня ходила на свой любимый вьетнамско-китайский толчок, где одевалась практически с самого детства. И, он - сморщился... Из когда-то двух этажей с хорошим ассортиментом, остался один второй с какой-то фигнёй. Купила там две пары калош, ибо выбирать стало не из чего, и уже выходя услышала новость по телику из местной кафешки, что, мол, Россия снова запретила импорт чего-то там ещё... Свои чувства от всего этого я могу выразить лишь в хайку:

Ледяное дыхание
Белой полярной лисы
Студит воду в ручье.
Осень....

@темы: Бытоописание, Хроники апокалипсиса

00:01 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
На днях посмотрела 77 серию - если Друпаде тоже пришлось мыть столько жениховских копыт зараз, тогда понятно, почему он такой психопат:lol::lol::lol:

@темы: Вброс дхармы на вентилятор

00:04 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Ошибка
ч. 3



читать дальше

14:25 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Кое-как заставила себя досмотреть 30 серию. Вот что имею сказать:
Во-первых, все сектанты как-то задремали в последнее время, не сезон у них, что ли...Махадева уже больше месяца не озвучивают, и даже Абхи недавно куда-то пропадал, но всё ж из своей комы благополучно вышел. СПК не стал исключением и тоже затормозился, видать, похолодание рептолоидов давит

Дальше о самом сериале: особо хорошего сказать нечего.
Позабавили энергично дропающие солдатики при виде ямы в земле, [мутное тёмное пятно сверху]



ибо "Опираться можно только на то, что оказывает сопротивление" (с), запомните это, товарищ Шакуни

Также я послушала самого Карну...Даже по построению фраз,то и дело начинающихся с "Мой дядя[джи] говорит, что..." сразу ясно, кто тут раздвоенными копытами натоптал, и что щас перед нами КозоКарна. Это мемемерзко, ребят

+ хотела ещё поместить сюда фоточку "Дхритараштра. Вид сзади", но после того, что он наговорил моей Гандхари, хочу его за дурные яйца на заборе повесить..

Ну лан, вот он - страна должна знать своих уродов хотя бы в спину, чтоб при случае всадить туда то, что под рукой окажется


@темы: СПК

21:18 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Ошибка
(ч. 2)



читать дальше

20:42 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Ошибка


...Врушасена потёр руки перед лицом, пытаясь согреть их своим дыханием. За тонкими стенами бушевала песчаная буря, и от этого казалось, что сотни и тысячи мелких коготочков, когтей и огромных когтищ скребут его убежище снаружи. Свет постепенно слабел и слабел, значит, ресурс генератора близился к нулю, и заправить его будет нечем. Врушасена снова вздохнул и взглянул на наручный браслет-передатчик, кроме многих прочих полезных функций, служивший так же и часами - 0:30. Да где же они, мать вашу?! Кроме того, что всё явно шло не по плану, парень вынужден был признаться себе, что постепенно начинает паниковать, и собственная слабость злила его ещё больше. Он сын одного из величайших воинов и внук самого Бога Солнца! Но сейчас это самое здешнее Солнце закатилось, кругом царит беспросветная ночь, а его маленькую, одиноко стоящую посреди бесплодной пустыни юрту засыпает всё новыми и новыми ливнями поднятого ветром сухого песка...
- Где же они, где? - вот чёрт, кажется, он сказал это вслух. Переброска всегда осуществлялась в 0:00, то ли из-за удобства отсчёта, то ли по другим причинам, а если были какие-то отсрочки или накладки, то это всегда обговаривалось со станцией. Врушасена вновь глянул на часы - 0:45, надо ещё раз попытаться самому связаться с Геей. Он подошёл к пульту управления и, рискуя остаться совсем без света, если энергии не хватит, вновь набрал команду вызова. Ответом была мёртвая тишина, будто все вымерли в космосе кроме него. Свет мигнул и вновь стал тусклее, что делается возле дальней стены, можно было только предполагать и от этого становилось ещё противнее и холоднее на душе, - СТРАХ, он начинает его ощущать... Хотя казалось бы - напротив него округлая арка портала - активируй и вернись домой, что может быть проще? Нет, он не доставит никому такой радости глумиться над ним: струсил, сбежал он - сын самого Карны!...но, была и другая, тайная, причина, по которой он до сих пор не заявился к отцам-командирам со скандалом: дело в том, что он ни разу не запускал портал сам, всегда это делал кто-то другой, и, к тому же, делал не очень часто - всего раз в неделю они отправляли пойманных слегка мутированных зверюшек и получали продовольствие, топливо, медикаменты и прочий необходимый хлам. Они - это кибер Джард, механик Ч`ааг, похожий на комок рыжей шерсти крикливый вуки, застенчивый и механхоличный мутант Храмс с умильной лампообразной головой, Эмарион, покинувший своё племя Остроух, один из многих, надменный и высокомерный, как и все эльфы и командир их небольшой бригады Эдвард Джонс, обычный человек, только опытный очень, больше про этого молчуна сложно было что-то сказать. Всех их заслали на эту умирающую и задыхающуюся в песке планету для того, чтобы собрать кое-какие образцы биологических видов, которые вот-вот погибнут вместе с самой Сандарой. Разумное население эвакуировали около года назад, и остались только испуганные и обречённые комки плоти, носящиеся по мертвеющим барханам. На пути Шааме`еруу`на ничто не остаётся и не выживает. И сейчас эта работа, больше похожая на ссылку, для пятерых из них подошла к концу. Они отправились домой, а он остался здесь дежурным, дожидаться следующей команды. Нет, конечно, он мог бы не оставаться, а вместе со всеми на несколько часов вернуться на Гею, но в этом случае ему пришлось бы долго и мучительно общаться с родственниками, брат Гаутам опять закатил бы истерику...От этой мысли, казалось, у Врушасены встали дыбом все волосы на теле, - не только он один, выходки Гаутама еле терпела вся семья, но терпела, отец так и вообще согласился назначить его первым наследником, типа "он самый праведный из нас, бла-бла-бла..." Вообще казалась, что уже пожилой и уставший Карна мечется между детьми и братьями, слишком часто соглашаясь с последними. "Лишь бы всё не повторилось вновь, я не смогу вас опять потерять, не смогу" - часто говорил он своим детям, когда на дворец, столь похожий на громадную усыпальницу, надвигалась ночь, и вновь оживали призраки и умертвия, неотличимые от живых людей...Или же сами живые были от них неотличимы? А может, они и не живы вовсе, а только тени в мире теней? Всё ж Восстановленность не лучшее состояние, да и помнить свою прошлую жизнь вплоть до смерти - тоже непросто. Самому Врушасене тоже порой являлись призраки в виде дядьёв, обступивших его с копьями, иногда во сне, а иногда даже и наяву. С этим трудно было бороться, всё труднее и труднее, сживаться и смиряться, как остальные он не хотел, потому и убежал, наверное, сюда, от отцовского страха и бессилия, от суицидальной нервозности брата Гаутама, отчётливо сознающего отношение к нему окружающих, от многих и многих драм прочих его братьев... От густой наползающей тьмы, несущей кошмары ему самому...И в первые месяцы казалось, что он сделал абсолютно правильный выбор - весёлая и засушливая планета Сандара - "Солнечный дар", как переводилось её название, полностью удовлетворяла его, более 300 солнечных дней в году, из-за наклона оси её светило - жёлтая звезда Сах`ра почти каждый день достигала зенита, и дарила изумительный ультрафиолет, что ещё может быть прекраснее для светолюбивого и жаропрочного внука Солнечного божества? А если добавить сюда свободу от многочисленных дурацких условностей, в которых жила его семья, бесконечный равнинный простор вокруг, регулярные ночёвки под открытым небом вместе с прочими членами экспедиции, нетрудные задания по поимке всякой живности, схожие по технике с охотой, только без неминуемого убийства в конце, - их доставляли на Гею живьём, через портал, так и вообще, что ещё надо 17-летнему парню?
Но вот только тогда он не был совсем один, в миллионах световых километров от ближайшего разумного существа, ещё не факт, что доброжелательного...Его взгляд снова упал по пустую рамку портала - а если попытаться? Врушасена встал и подошёл к пульту управления: так, вот этот рычажок на себя, а если не этот, если соседний? А если он сейчас всё испортит и не откроет портал, а только отрежет себя на многие недели и месяцы, пока Крайс будет создавать и шифровать новый, укутывая свою червоточину в многочисленные закрученные слои пространства-времени, как паук бабочку? Сколько же лишних мыслей в его голове! А рука, потянувшаяся было к таинственным рычажкам, вспотела и непроизвольно сжалась в кулак. Нет, так рисковать нельзя, он мало что провалит всю экспедицию, так ещё и себя здесь похоронит...
Врушасена вновь посмотрел на часы 1:30...Неужели его кинули здесь умирать? Вновь попытка связаться по голосовой связи, и вновь тишина... Ему не отвечают...Нет, не может быть, нет, они не могли...Если только сами не попали в переплёт похуже его... Переплёт под названием Шааме`еруу`н...Гигантское кристаллическое образование, протяжённостью десятки тысяч световых лет, возможно отчасти разумное, как и многие подобные ему Древние. Дрейфующее в просторах Вселенной и разрезающее собой само пространство-время, говорят, что никто не знает, что происходит там, где он прошёл, ибо любая органическая жизнь гибнет ещё на дальних подступах, посланные роботы разрушаются чуть позже, успев лишь передать в качестве собранных данных какую-то белиберду об атомарном смешении и деструктуризации пространственно-временных осей. После чего с ними обычно терялась связь. Попытки прощупать Тварь радио и иными сигналами прекратились после того, как она стала на них отвечать своим излучением, сгубив на его пути несколько населённых систем. Планеты, что побогаче, окружали себя отражающими щитами, полями, но оказалось, что Гадину привлекают подобные новообразования, она разворачивается и летит проверить, что это там такое ей мешает?
По слухам, так она жрёт, жрёт всё - энергию, органику, жрёт и растёт, а особым лакомством для неё является магия, которая позволит ей многократно усиливать свои способности. Так это или нет, доподлинно установить никто не мог. Одно только знали наверняка: Крайс её боится, сильно боится, как более мелкий Древний, являясь всего лишь едой для своего более крупного и сильного собрата, очень даже лакомым кусочком, нашпигованным и кишащим всякой живностью, содержащим в себе также огромное количество энергии, магической в том числе. Потому-то они и прятались...
1:45, похоже, у них и правда проблемы...
Врушасена сел прямо на пол и почувствовал, что его душу постепенно заполняет отчаяние - а если Шааме`еруу`н учуял их межпространственный туннель? Если вновь заставил Криса вобрать всё в себя и прятаться где-нибудь в районе формирования Полярной звезды...Чёёёрт, нашей каракатице подпалили мясистый хвост... Нервный смешок непроизвольно вылетел из горла, так, взять себя в руки думать о чём-нибудь смешном или хотя бы милом, например о том, как оставшись здесь в одиночестве несколько часов назад и почуяв полную свободу действий, он взял последний работающий гравицикл и в попытке освоить несколько фигур высшего пилотажа, разбил его всмятку о небольшой каменистый участок рядом с их базой. Сам же отделался парочкой ссадин и синяков - спасибо папиной генетике и зачаточному панцирю на теле...Но тогда был день, было светло, и он был уверен, что новая смена вот-вот прибудет и надерёт ему уши за порчу имущества. В этот момент в самом тёмном и дальнем углу, за небольшим металлическим шкафом, послышалось пошкрябывание и шуршание. Что там? Крыса? Жук? В такую погоду как они забрались сюда? В этот момент на стену беззвучно легла длиннопалая лапа...

16:04 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
25.09.2016
Вчера на работе состоялся субботник под девизом - "хто найдёт мусор, тот самый внимательный" (только что не дрались за окурки)))). И у наших бабонек состоялась самая животрепещущая тема, что таки да, гороскоп уже не торт, и ваще Львы таперича енто Раки :facepalm2:

И хотя я с детства интересуюсь всякой непозанной хернёй, но тема астрологии почему-то до сих пор вызывает стабильный баттхёрт. Может, потому, что интересовалась ещё и космосом, и по идее, всё было известно и до NASы, даже куда больше того: по звёздам мы видим их прошлое, т.е. какими они были при царе Дашаратхе ещё, ибо расстояния нехилые и свету надо дотопать, а уж никак не наше будущее....

На сайте, посвящённом этой новости, комментаторы, походу, массово делают куклы вуду всех сотрудников бедной NASы и также массово их сжигают: ещё бы - всю жизнь, оказывается, не так прожили, как дальше жить, не понятно, и лучше бы этим людям чужие головы прикрутили, чем чужие знаки зодиака...Злые дяди из NASы! Не отнимайте у людей их право сосать пустышку, пожалуйста!..:small:




+ посмотрела кинцо "Охотники за привидениями"-2016; и вот что скажу: давным-давно не испытывала такого удовольствия от чего-либо))) Жив Остролист, жив, и иногда даже что-то в ём шевелится! И понравились даже не спецэффекты, а сама тема ТруЪ-феминизма, и это вери гуд :kruto:

26.09.2016 - в воздухе всё отчётливее пахнет кризисом: рядом с моим домом медным тазом накрылся банк, в "Евросети" за Билайн начали брать комиссию, чего отродясь не было + наши доблестные полицаи гоняют старушек, торгующих носками возле подземного перехода...

Воистину Пиздец грядёт!:beg::beg::beg:

21:21 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Глава IX

читать дальше
запись создана: 22.09.2016 в 22:42

21:19 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...

22:48 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
00:00 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
00:19 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
28 серия

Ура, товарищи, свершилось! Наконец-то индусы дорисовали эти чёртовы рогули луки :jump3::dance::jump3:



и да, не могу не поделиться: выражение лица Адхиратхи бесценно, когда его гиперактивный отпрыск-правдоруб припёрся со спасательной миссией в сабху



"К добру или к худу он здесь?"

+ внезапно порадовал Видурыч-Поганый-Рот, задав Мадан Джею (мужику, который в следующей серии будет пытать Адхиратху) вопрос о наличии у того доказательств вины Адхиратхи, а также напомнив припадочному сенапати о его недавнем обмане...Ну хоть что-то адекватное в кои-то веки изрёк, собака...

@темы: СПК

13:46 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
17:33 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Снится мне сегодня заросший кувшинками пруд. Кто именно на нём обитает - этого память моя не сохранила, но вроде Рама (СКР), он же изгнанник. К нему в гости пришли Карна (МБХ-13) и Васиштха (опять-таки СКР), сидят на креслах, расставленным по этим кувшинкам, учтиво кланяются друг другу и мило по-родственному болтают . О чём - не помню. Только одна мысль приходила, что Карна и Рама - родственники в каком-то там - дцатом колене)))

@темы: Маха-сны-кошмарики

12:49 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Глава IV


Шок-контент, материал для взрослых

читать дальше

21:37 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Глава III


...Он с трудом переставлял негнущиеся ноги, стараясь запомнить куда его ведут: поворот, ещё поворот, направо, налево, направо, направо...Но мысли упорно возвращались к тому, как по-глупому его взяли - когда он вляпался в ту кучу зелёной гнили, пытаясь вырваться и выжать из катерка всё, на что тот способен, в отчаянном рывке к свободе Гэб даже на заметил, как одна из прозрачных тварей просто просочилась откуда-то с кормовой части...Видимо, им не преграда ничто в материальном мире. И заметил её уже тогда, когда она стала пристраиваться к его спине. Габриэль, уже не надеясь на спасение, оттолкнул её и забился под панель управления, решив защищаться до последнего. Существо начало его оттуда вытаскивать и оказалось гораздо сильнее, чем можно было ожидать от комка полупрозрачной летучей слизи. В пылу борьбы, когда его настойчиво пытались перевернуть на живот, Габриэль очень неудачно рванулся вперёд, барахтаясь на полу в попытках скинуть с себя противника, и cильно ударился лицом о пластиковый постамент кресла пилота. Из глаз брызнули искры вперемешку со слезами, кажется, в носу что-то хрустнуло. В этот же момент тварь бесчестно воспользовалась его бедственным положением, и Гэб почувствовал разливающееся жжение в области поясницы словно от ядовитого укуса. Мышцы всего тела онемели и начали расслабляться, последним усилием воли он на пару сантиметров приподнял голову и заметил, как в листообразную нижнюю часть создания втягивается некое подобие шипов, как у старинной подушки с иголками. За этим он потерял контроль уже и над мышцами шеи и, к своему стыду, над собственным мочевым пузырём, так как почувствовал, что только что сделал нужное ему дело прямо в штаны. Краем глаза удалось заметить, что к нему приблизилось ещё одно существо, поменьше, и таким же листообразным "низом", как у коллеги, начало быстро-быстро обтирать ему мокрые бёдра и низ живота. От отвращения Габриэль зажмурил глаза. Что ж, способность моргать, дышать, глотать, а также чувствовать и понимать, что происходит, они ему милостиво оставили. Уже неплохо в его положении.

Затем его перевернули на спину, согнув в колене левую ногу, не помещавшуюся из-за конфигурации приборной панели и оставили так лежать на всё время траспортировки. Первый слизень уселся в кресло, вытянув свои коротенькие лапки, и по-видимому, при помощи телекинеза или ещё каких-то своих сверхспособностей заставил катер куском мокрого мыла выскользнуть из цепкого зелёного плена. Они развернулись и полетели. Сюда. Габриэль не мог видеть, куда его доставили, а после вновь приподняли, и его мерзкий водитель в довершении сегодняшних издевательств, кажется, опять-таки своим белёсым крючком на конце тела, разрезал плотную ткань его комбинезона и, немного поколдовав над копчиком, вернул подвижность нижним конечностям. Руки же так и остались безжизненно висеть вдоль тела. Спина и шея понемногу отходят. Но о новом побеге в таком положении нечего даже и думать. Габриэль угрюмо покорился своей судьбе и плёлся под бдительным надзором своего бессменного конвоира Существо, видимо до крайности довольное своим успехом в поимке беглеца, постоянно посвистывало, пощёлкивало, стрекотало и переливчато курлыкало. При других обстоятельствах Гэб согласился бы, что у него выходит даже мелодично и успокаивающе. Но только не теперь, когда будущее его крайне смутно, а настоящее предельно мрачно. Даже присохшую к губам кровь не утрёшь...

Они остановились перед высокими раздвижными дверями, "конвоир" в который уже раз вновь облетел вокруг него и даже как будто бы попытался ободряюще улыбнулся своим подобием псевдолица и задел лапками его плечи, будто похлопал. Геб хотел извернуться и толкнуть его всем корпусом, но так и замер, лишь слегка начав своё движение - в раскрывшихся дверях он увидел свою семью. Жаклин, мать, отец...Отец! Габриэль сразу бросился к нему, забыв обо всём на свете. Бросился на шею, обнял и только тут заметил, что тот стоит. Сам , на своих двоих. От счастья парень едва не бросился ему в ноги. Но Николас, слегка пошатнувшись, удержал сына. Гэб и сам заметил, что излишним проявлением любви может сейчас только навредить - ведь папа держался на костылях, его левая стопа была маленькой и как будто усечённой, неоконченной, а правой до щиколотки не было совсем, но всё же!

Николас тоже расчувствовался, он нежно гладил сына по голове и приговаривал:

- Габриэль, мы испугались за тебя...Почему ты так повёл себя, сынок? Бросился, очертя голову, не зная, куда... Угнал катер, из-за тебя пострадали, - он запнулся, хотев сказать "люди", но вовремя вспомнил, что здесь мало кто относится к их расе, и политкорректно добавил, - многие

Гэб тихо и счастливо плакал, не обращая внимание на то, что за последний час он по крайней мере дважды чуть не погиб, а сейчас самый родной и близкий человек попрекает его каким-то катером:

- Пап, прости, пап...Я не подумал, прости...Они, они не пускали меня к тебе...

На что Николас серьёзно и печально ответил:

- Я был под наркозом в регенерационной камере...Как они могли тебя допустить?... Сынок, думать надо, или спрашивать...У кого-нибудь...

Гэб промолчал, не найдя что ответить, он и правда ни о чём не подумал и ни у кого не спросил. Отец как всегда справедливо журит его. Когда же он научится быть таким же умным, сильным, смелым?...

Тем временем к нему подошла явно огорчённая и озабоченная его поведением мама, видно, что из-за бесчинств сына ей вновь пришлось оторвать от сердца какую-то невероятно интересную и загадочную гадину, "каких больше нигде нет", и сестрица, которая никак не могла скрыть свою ухмылочку - для неё всё случившееся с братом не более, чем забавное приключение.

***


Остаток дня прошёл спокойно: отец ушёл долечиваться - теперь ему вновь должны были распороть наскоро заживлённые культи и нарастить недостающую костно-мышечную ткань обеих стоп. Габриэля же под руки увели теперь уже в их общие семейные апартаменты: три маленькие спальни - ему, сестрице и родителям, просторная общая гостиная, оформленная в старинном стиле с бордовыми напольными коврами, мягкой мебелью и широким деревянным столом в центре, окружённым такими же стульями, и даже архаичная кухонька со всеми удобствами, которой в их семье, конечно же, никто не будет пользоваться - не умеют-с, да и некогда им, твареводкам... При этой мысли в груди у Гэба как-то опустилось и похолодело - он всегда здесь был чужим, был обузой этим вечно занятым людям, он, такой живой и подвижный, но в то же время до крайности нуждающийся в любви и понимании... Санузел - душ, ванная, а главное - вода, а не пар с очистителем, как на их родной планете, где давно уже не осталось естественных и пригодных к использованию запасов этой столько необходимой жидкости, и где люди люди научились синтезировать её искусственный химический аналог, который стоил дорого и потому не был широко доступен. Здесь же лей сколько хочешь, да это прямо праздник! На душе у парня посветлело.

Вечером вернулся полностью отец, полностью восстановленным, без своих костылей, на которых так и не научился передвигаться, к счастью. И они всей семьёй сели пить чай, опять-таки, настоящий, не ту мелкую вонючую смесь, которую они могли себе позволить. Габриэль сыпанул себе листьев прямо в чашку, мотивировав это тем, что хочет покрепче, и с неослабевающим интересом смотрел, как они разбухают и разворачиваются, постепенно оседая на дно. Это не ускользнуло от пронырливой Жаклин, она с обычным своим хихиканием толкнула мать под локоть, и та начала распространяться насчёт ещё одной реликвии, входящей в их напиток - чабреца, конечно же,давно вымершего у них, его свойствах, применении, условиях произрастания и так далее. Гэб, поняв, к чему это делается, оторвал взгляд от чашки и начал прихлёбывать с деланным равнодушием. "Кажется, во мне заговорили её гены...Не дождётесь!", - думал он, стараясь вызвать в себе обычное раздражение. Но почему-то в этот раз получалось плохо...

***


Поздней же ночью, когда все разошлись по своим комнатам, до Габриэля долетели обрывки ругани из родительской спальни, - кажется, их всегда такой спокойный и выдержанный отец разошёлся ни на шутку:

- Как ты могла его оставить в таком состоянии, одного?! Почему ты ничего ему не объяснила? Не нашла времени?! Тебе всегда любое зверьё было дороже собственного ребёнка! Он чуть не погиб сегодня! Он твой сын, чёрт подери!...

А она, - и это как-то неожиданно сильно уязвило Гэба, - она не ругалась в ответ и даже не оправдывалась, - она просто плакала. Гарбриэль лежал под одеялом и слушал её всхлипы, почему-то ему самому хотелось заплакать, в уголках глаз предательски защипало...

***


На следующий день до крайности измотанный вчерашними событиями Габриэль проснулся поздно, уже к обеду. По дороге в ванную наткнулся на одиноко сидящую в гостиной Жаклин, - остальные уже разошлись по своим делам. Она немедленно вскочила с дивана и заверещала, чтобы брат немедленно надел на руку браслет-передатчик, по которому он сможет связаться с родителями, если ему в голову опять придёт какая-нибудь дурь. Гэб хотел было послать её куда подальше, вместе с её следящим устройством, но сестрица ультимативно заявила, что если он сейчас же не подчинится, она пойдёт и расскажет всё их отцу, а тот уж не посмотрит на возраст и хорошенько выдерет своего сынулю как сидорова козла! Преодолевая отвращение, Гэб нехотя протянул ей свою правую руку и плотный ремешок накрепко обвил его руку, прижался к коже и будто даже вцепился в неё мёртвой хваткой. Теперь уже даже захочешь - не сдерёшь, и о его местонахождении всегда будут знать, может, только мама с папой, а может, и на контрольной рубке станции...
Удовлетворённая сестрица ушла, пожелав ему на прощание хорошего дня, ага, под колпаком - лучшее начало, хотел съехидничать он, но сдержался, - сарказма она всё равно не поймёт. Гэб вошёл в ванную и перед тем, как встать под душ, машинально заглянул в зеркало, и что-то его задержало - нос, его нос. Сегодня он был абсолютно нормальным, обычной формы и белым, странно, может, вчера в ратном пылу ему только показалось, что перегородка хрустнула? Да и по ощущениям был перелом, опухоль, хлестала кровища...Хотя с другой стороны, если так, как он дышал будучи обездвиженным, и почему всё так быстро зажило, и никто как будто ничего не заметил? Или на него навели морок, галлюцинацию, чтобы ловчее скрутить? Гэба неприятно передёрнуло, уж лучше бы сломал, чем ходить с промытыми мозгами...

Выйдя из ванной, Габриэль осмотрелся, и, удостоверившись, что он остался один-одинёшенек, не нашёл ничего лучше, как попытаться сделать повторную вылазку во внешний мир. Новых проблем с постовыми он теперь не боялся, так как ещё вчера им пришли официальные извинения от здешней Службы Безопасности, за излишнее служебное рвение и превышение должностных полномочий одним из их слишком ретивых сотрудников. Отец, в свою очередь долго извинялся и объяснялся за угнанный его сыном катер, обещал возместить все убытки, и что такого больше никогда не повторится, бросая в тоже время нестерпимо выразительные взгляды на Гэба, так, что тот горел до кончиков волос, из-за того, что по его вине любимому родителю приходится так унижаться.

Высунувшись за дверь, Габриэль осмотрелся и удовлетворёно отметил про себя, что здесь ему нравится гораздо больше - даже в разгар рабочего дня здесь никто не шныряет, им досталась не какая-нибудь проходная, а добротный и тихий жилой отсек, пустой коридор с длинными рядами звукоизолированных дверей по обе стороны. Сейчас они все были заперты, их обитатели, должно быть, сейчас все на работе. Ещё одной приятной неожиданностью оказалось то, что впаренный ему браслет с маячком оказался также по совместительству магнитным ключом к их жилищу. Значит, теперь Гэб может в любое время приходить и уходить. Что ещё надо подростку? И, довольный таким началом парень, от нечего делать вновь пошёл бродить по станции.

Теперь уже он не шарахался в ужасе от каждого нового силуэта, а наоборот с интересом рассматривал представителей незнакомых ему видов - стайка гуманоидов с зеленоватыми жёсткими гребнями на затылке, непонятное нечто, похожее на огромную сухопутную кожистую губку с плавниками и крыльями по боками, пыжится взлететь или просто непонятно, что делает, ещё один круглый "носач" или это опять вчерашний? Гэб так увлёкся составлением догадок о каждом встречном и поперечном, что не заметил, как едва не столкнулся с одиноко стоящей у стены девушкой, почти ещё даже девочкой, чуть помладше его, - небольшого роста, миниатюрная шатенка с прекрасными и загадочными голубыми глазами. Интересное сочетание, подумал он и поймал себя на том, что в упор рассматривает прекрасную незнакомку, как диковинного зверя в ксенопарке:

- Извините, - смущенно пробормотал Гэб и опустил глаза в пол. Он всегда терялся и мямлил в присутствии симпатичных ему девушек, зато был неизменно груб и резок в адрес неприятных. Посему неудивительно, что до сих пор сохранял девственную чистоту и невинность. За что клял, ненавидел и презирал самого себя.

Но сейчас ему крупно повезло - любезная девушка заговорила сама, видно было, что она искренне рада познакомиться с кем-то одного с нею вида, возраста и нужного пола, - непростая задача в условиях здешней биологической "пестроты":

- Ничего, вы просто увлеклись, это место гипнотизирует и не отпускает...Вы недавно здесь, так?

Гэбу пришлось признаться, что да, они прибыли только вчера и он пока здесь ничего толком не видел. О своём вчерашнем "крутом героизме" парень пока решил умолчать, мало ли что, вдруг она просто посмеётся над его дикостью и неотёсанностью.

Следующие несколько дней были, наверное, самыми лучшими в жизни Габриэля.

Лиз, так звали его новую подружку, была такой же беженкой, как и он. Её отец, командир Внешнего Военного Флота, допустил несколько серьёзных ошибок в ходе выполнения миссии.Проще говоря, недостаточно жестоко подавил восстание на одной из колоний Земли - Ганимеде. За что был разжалован и приговорён к смерти. Но друзья-сослуживцы смогли устроить побег ему и его дочери. Теперь они здесь, как и семья Габриэля, и им тоже некуда податься, кроме этого жутковатого и психоделичного места. У Лиз не было матери, она погибла при невыясненных обстоятельствах, прямо на рабочем месте, - в одной из секретных химических лабораторий. Возможно, это было преднамеренное убийство, конкуренты или завистники, а может быть, она просто слишком много знала и не умела молчать. В общем, к ней даже не допустили родственников, просто кремировали и письменно известили об этом маленькую дочь и безутешного мужа. Они остались одни-одинёшеньки на белом свете, а теперь ещё и эта напасть... и сейчас её папочка, Аарон Колсон, бывший контр-адмирал, пытается устроиться здесь, на Контрольной станции хотя бы младшим помощником командира. Ему приходится сложно, здесь всё совершенно по-другому, он возвращается за полночь, а уходит полшестого утра. Если он сможет успешно закончить свою стажировку, они останутся здесь на постоянной основе, и тогда уже Лиз будет учиться на диспетчера полётов, если же нет, то им придётся Снижаться, во всех смыслах этого слова...

Что означает последнее, Габриэль, честно говоря, не очень понял, но переспрашивать не стал, чтобы не обидеть. Кроме того, во время её рассказа Гэба несколько раз до крайности болезненно кольнула совесть, - девушка прошла через такую боль и испытания, потеряла мать, едва не потерла отца, а он постоянно обижает своих близких, особенно маму, а ведь у неё тоже довольно-таки опасная работа, проскользнула обжигающе-холодная мысль, которую парень тут же постарался отогнать от себя как можно дальше, - ничего не случится, не может случиться, всё будет хорошо.

Потом они с Лиззи целыми днями бродили по станции, надо сказать, что та оказалась замечательным проводником, и через пару дней Габриэль с завязанными глазами мог добраться до любой нужной ему точки. Они даже как-то раз забрались в подпольное казино, конечно же, ничего не выиграли, только проиграли, но сумели убежать и спрятаться так, что их никто не нашёл. И счастливые, разгорячённые адреналином, долгим бегом и успехом своего предприятия, впервые поцеловались, по-настоящему, в губы. Для Габриэля это было впервые и он изо всех сил старался изображать страсть и уверенность, а также умелость в этом незнакомом для него деле. Он страстно обвивал её торс руками, прижимаясь к ней всем телом, засасывая и кусая её губы, дааа, детка, он мачо, да.. Но когда, оторвавшись от её уст, увидел в глазах своей Лиззи пляшущие лукавые огоньки, то вновь растерялся и подумал, что всё же где-то напортачил.А потом он лежал, зарывшись лицом в её густые душистые волосы, и даже, казалось, погружался в лёгкие эфемерные грёзы, без особого содержания, но неизменно приятные и расслабляющие. Несколько раз ему казалось, что кроме поцелуев девушка ждёт от него большего, что они должны зайти дальше, чем просто невинные ласки, но почему-то эта мысль пугала Габриэля. Он боялся, что что-то пойдёт не так, ей что-то не понравится, и она отвернётся от него, что счастье для него закончится так быстро. Поэтому он делал вид, что никуда не спешит и не понимает её красноречивых вздохов и намёков. По-настоящему познать её как женщину он не был готов, где-то внутри что-то сопротивлялось, мешало, почему-то вспоминалась мать, вредная сестра, другие посмеивавшиеся над ним девчонки-одногруппницы...

И Лиз, так и не дождавшись продолжения, вновь начинала рассказывать. За пару месяцев, что она провела здесь, она довольно хорошо узнала этот мир, и могла поведать Гэбу о том, что находилось вне станции. К тому же она везде таскала с собой маленький приборчик, напоминающий старинный смартфон, которыми пользовались ещё в 21 веке. Но, что поражало Габриэля, эта штука меняла свой размер, как резиновая, растягиваясь в полноценный экран, и сжимаясь до маленького коммуникатора, который можно было удобно таскать в кармане, или пристегнув к такому же браслету, как у него. К тому же, странная вещица могла проецировать полноценные голограммы и, по словам Лиз, запоминала своего хозяина, настраиваясь под него, и когда он дала попробовать Гэбу, то тот ничего не смог с ней поделать, даже экран погас.

- Потому его никогда не украдут, - с улыбкой пояснила девушка.

Они смотрели целые голографические фильмы, в основном встроенные записи о природе, устройстве планеты и её окрестностей, но попадались также художественные, какие-то бестолковые и несвязные, на взгляд Габриэля.

Потому он расхрабрился и всё-таки рассказал Лиз о своих безумных приключениях, разумеется, умолчав о своей бесславной поимке. В его варианте он тихо-мирно налетался и вернулся сам, едва ли не по красной ковровой дорожке...

Лиз звонко и добродушно смеялась и рассказывала Гэбу об истинной природе встреченных им чудовищ. Шипастая труба, по её словам, была шахтой, облегчающей конструкцию одного из местных кораблестроительных заводов. На местах, не занятых автоматическим оборудованием, часто оставляют такие "пустоты", некоторые сквозные, некоторые запаянные, некоторые связанные между собой целой системой ответвлений и отнорков. Габриэль слушал и понимал, что ему действительно повезло, что он попал в одну из сквозных, а не "слепых", или тех, которые время от времени перекрываются сверху и заполняются, служа отстойниками для отработанных раскалённых газов или токсичных отходов...

Белая студенистая пустыня оказалась "скорлупой", созданной для защиты бродячей планеты очень давно, когда здесь ещё не было развитого космического флота, не было цисты - внешней оболочки Спрута, не было Спутника, запутавшегося в Его щупальцах...И тогда она была действительно пустынной и необитаемой...В такие моменты Габриэлю казалось, что его Лиззи вся переносится туда, в эти далёкие и смутные времена, её глаза подёргивались какой-то поволокой, а голос начинал звучать чуждо и отстранённо. И что самое ужасное, такая она напоминала ему его мать, одна часть Гэба хотела взвыть и убежать, а другая подпадала под влияние её очарования и экзальтации... Это было ещё одной причиной, по которой он не мог отважиться заплыть с нею за буйки, с горечью признавал юноша, оставаясь наедине. Но теперь уже Лиз не замечала его состояния, или делала вид, что не замечает, наслаждаясь растерянностью парня и своей колдовской властью над ним. Речь её текла и текла:

- ....потом Древний смог набрать силу и разрастись, создав новый защитный слой для нас - цисту, а также образовать внутри себя ячеистую структуру, чтобы сохранять там, как в карманах осколки вымерших миров и экосистем. То, что ты видел, редкие колонии существ, по идее, способных выжить в открытом космосе. "Жабы", точнее те, кого ты так неласково обозвал этим словом, генетически изменённые потомки людей - вакуоморфы...они не отсюда, из другой Вселенной, где человечество подверглось вторжению и порабощению инопланетной расой...Что ты так на меня смотришь, - Лиз будто смутилась, - для Крайс-системс нет невозможного... Те же вакуоморфы давно вымерли в своём мире, а здесь, как видишь, процветают и иногда даже ремонтируют корабли...

Увиденный тобою энергетический город также не был голограммой, это поселение потомков Гиперборейцев, прямых потомков Геи - сердца и живого порождающего центра этой планеты. Последнее и единственное во всех мирах и временах... И добавила как-то неохотно, будто ревнуя, чем польстила Габриэлю, - думаю, что та девушка в шубе действительно хотела тебе помочь, а не заманить в ловушку...

Всё это она рассказывала, попутно показывая Гэбу фото и голографические видео на своём сматрфоне или Крайсфоне: тёмно-зелёные вакуоморфы бегали вокруг них на своих четырёх одинаковых лапах, ощупывали друг друга подвижными и трепещущими вибриссами, общались, играли и иногда пытались ковыряться в каких-то механизмах. Без особого в том успеха, на взгляд Габриэля. Таинственные, огромные и полупрозрачные Пост - Гиперборейцы в высоких головных уборах, укутанные в пласты чистой энергии величаво проплывали по своим делам, непонятным для столь низкоразвитых существ из плоти и крови, как люди...

Телепорт пояснений не требовал, а вот зелёное образование, едва не ставшее по мнению Габриэля последнем пристанищем для него, оказалось тоже неким Хранилищем, по словам Лиз, для тех, кого здесь не приняли, кто не прошёл местные Проверки, или просто преступников, объявленных в розыск Внешней Федерацией (как здесь называют людские поселения вне Спрута) и попросивших Убежища...На картинках возникло изображение внутренностей впечатанных в слизь кораблей, - людские тела, пророщенные в своих анабиозных капсулах тем же зелёным веществом, которое будет поддерживать их жизнедеятельность в течении десятков, или, возможно, сотен лет, а когда все о них забудут, они уйдут, куда-нибудь на отдалённые и незначительные для федерационных властей колонии, чтобы начать там новую жизнь под чужими именами...

"Да уж, - подумал Габриэль, - нас хотя бы Приняли, а не прорастили этим текучим зелёным мхом...И на том спасибо..."

Но через пару недель их счастье внезапно оборвалось - придя на ставшее привычным для начала ежедневных свиданий место их первой встречи, Габриэль обнаружил там свою девушку заплаканной и растерянной. Она бросилась ему на шею и прошептала:

- Нам придётся расстаться, Гэб, прости, отец не справился, я...я нужна ему...я не могу его бросить даже ради тебя, нам придётся спуститься на саму планету и там искать своё место...Прости...

Она разрыдалась. Габриэль сжимал её в объятиях и не знал, что сказать. Возможно, надо было последовать за ней, сказать, что не оставит, познакомиться с отцом, пообещать жениться, всё, что угодно, лишь бы утешить её. Но что-то в душе шептало: не стоит, пусть уходит. Сложно было признаться самому себе, но он даже был рад, что всё ТАК закончится и останется лишь приятным воспоминанием юности...Он ещё не готов, пока не готов... Габриэль обнимал и целовал её заплаканное личико, клялся однажды найти её, и тогда обязательно быть с ней вместе, и, кажется, даже сам верил своим обещаниям...

... Они расстались, на память Лиз подарила ему самое ценное и дорогое, что у неё было - свой крайсфон:

- Я сбросила настройки, теперь он будет тебе подчиняться, но и меня будет помнить, - говорила она всхлипывая, - это фактически живое существо, со своим разумом, оно однажды подскажет тебе, где меня искать...Не обижай его...

Надо сказать, что Гэб откровенно не понял такого "технофричества" со стороны своей теперь уже почти бывшей девушки, и в глубине души порадовался тому, что они расстаются. Он принял дорогую и хрупкую "игрушку", чтобы не обидеть, проводил до дверей и даже мельком видел её отца - высокого морщинистого и седого не по годам мужичка. В последний раз обнял и поцеловал, втайне больше беспокоясь о том, чтобы их не застукал суровый контр-адмирал. И c лёгкой и светлой грустью отправился домой...


***


А вот там его ждал сюрприз: уже поздно вечером, когда Габриэль разделся и лёг спать, к нему вошёл отец. Судя по его напряжённому и сосредоточенному лицу, явно для серьёзного разговора. К своему стыду, первая его мысль была о том, что родители или сестра застукали его с Лиз и сейчас хотят поговорить об ответственности, предохранении и прочих "важных" вещах. Гэб выдохнул и приготовился быстро пробормотать, что он не маленький и всё знает сам. Но, к немалому удивлению, отец заговорил о себе:

- Гэбби, сынок, - только он изредка называл его "Гэбби", когда, по мнению Николаса, речь шла о сложных и непонятных для сына вещах, - ты знаешь, как нелегко пришлось нашей семье там, во Внешнем мире, мы были вынуждены перебраться сюда...Я знаю, что тебе многое здесь не нравится, и во многих наших неприятностях ты винишь нашу маму, но...

В этот момент Габриэль дёрнулся как от укола: к чему это он ? Раньше в их семье было не принято за глаза обсуждать друг друга.

Отец снова вздохнул и почти скороговоркой выпалил:

- Гэб, я не могу без неё, я люблю её, понимаешь? Люблю...Я знаю, что она не всегда права, но именно такой я её когда-то встретил и...

- Пап, к чему ты клонишь? Говори прямо! - перебил его Гэб.

- Прямо? Сынок...Она хочет спуститься на планету для своих исследований, понимаешь? Она хочет спуститься, но чтобы нас туда допустили, нам всем придётся пройти ещё две проверки...

Габриэль, поражённый, молчал...Спуститься...Проверки...Это не укладывалось в его голове.

Николас продолжил:

- Мы не можем требовать от тебя, не можем заставлять...Если хочешь - останься здесь, но тебе самому придётся добывать средства к существованию, и...это будет сложно, сынок...

Габриэль в отчаянии вскочил:

- Но ведь нас уже проверяли, тогда, когда мы только прилетели...зачем опять, какого хрена???, - хотелось психануть и что-нибудь разбить, сломать.

- Ты подумай до завтра, Гэб, чего ты хочешь и чего не хочешь... А насчёт этих самых Проверок - просто здесь не любят чужаков, понимаешь?...

С этими словами отец поцеловал сына в лоб и, медленно развернувшись, вышел из комнаты.

Габриэль бессильно опустился на кровать...Впервые в жизни ему захотелось запустить чем-нибудь тяжёлым вслед любимому отцу - он знал, как их будут проверять...

Грибы с Юггота

главная