18:20 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Глава II


Он проснулся, именно проснулся, и сперва даже не смог понять, где находится: его окружали светло-серые стены маленькой комнатушки без окон, освещённой удивительно-мягким и рассеянным светом периферийных ламп. У соседней с его кроватью стены Гэб обнаружил небольшой откидной столик, с прикрытым салфеткой чем-то съедобным, по-видимому. Но разбираться с этим и, тем более, есть, не хотелось. Габриэль встал с постели и только тут заметил, что он всё ещё абсолютно голый, и в этот момент воспоминания о последних событиях, а следом за ними тревога, страх и паника лавиной хлынули в его сознание: где он? где его одежда? где его родители, и неужели эта мохнатая образина на самом деле изнасиловала его?! Гэб в панике заметался по комнатушке и буквально через несколько секунд ударился ногой о маленькую прикроватную тумбочку такого же светло-серого цвета, как и всё здесь. И судя по резкой боли в кости, явно сделанной из металла. Матерясь и прыгая на одной ноге, парень начал панически выворачивать содержимое её ящиков, и в самом нижнем нашлось-таки искомое: вся его одежда, аккуратно свёрнутая и сложенная в стопочку. Благодарить горничную и оставлять ей на чай, желания как-то не обнаружилось, потому Гэб быстро натянул на себя свои потрёпанные шмотки и ринулся на штурм двери, которая, вопреки всем его ожиданиям, оказалась незапертой. Значит, он здесь не пленник, уже хорошо. Выскочив за дверь, Габриэль испытал новый шок, обнаружив за ней огромное помещение, чем-то напоминающее стандартный межпланетный космопорт: через огромный зал сновали туда-сюда представители разнообразнейших рас со всех уголков Галактики, но между ними попадались и такие "экземпляры", что Гэбу захотелось ущипнуть себя и убедиться, что он до сих пор не спит - несколько трёхметровых йитианцев не спеша продвигались на своих конусах мимо него. Как, как это вообще возможно, они же вымерли миллионы лет назад?! Следом шествовало удивительно нескладное большеголовое и носатое создание в длиннющем церемониальном плаще, поджав во время движения к тому месту, что заменяло ему грудь, свои четыре верхних по паучьи-длинных конечности. Вокруг них по по-прежнему вились те же полупрозрачные и псеводоразумные моллюски, или, по крайней мере, подобные им твари, некоторые значительно крупнее, размером с туловище взрослого человека обладали головами и, по-видимому, были здесь кем-то вроде техперсонала. Они ощупывали cвоими коротенькими трёхпалыми конечностями уходящую под высоченный потолок хрящеватую ткань бело-зелёного цвета, будто соединявшую собой две части стены. С потолка местами островками свешивались пучки таких же недлинных щупалец, изрядно напоминающих маленькие пещерные сталактиты. И довершали всё это космическое безобразие стайки весьма крупных стрекозоподобных существ, кружившихся вокруг них, иногда присаживаясь отдохнуть. Отчего щупальце-насест слегка подрагивало, выдавая свою живую природу.

Гэб сглотнул и решил найти кого-нибудь своего биологического вида, желательно облачённого властью, располагающего достоверными сведениями о местонахождении его близких, и в довершение всего, желающего им всем только добра. Ну должно же ему, в конце концов, хоть раз повезти?! Где именно искать сей дар судьбы Габриэль не знал, поэтому потопал наобум, продираясь через толпу и шарахаясь от самых экзотичных её представителей, чем совершенно излишне привлёк к себе внимание и вызвал неодобрительные шепотки, посвистывания, скошенные глаза, ощетинившиеся в его сторону усики и прочие физиологические проявления недовольства. Пройдя по общему коридору метров 200, он увидел впереди себя пост охраны, и, о радость, за пультом сидел человек - грузный мужик лет 40 с коротко стриженными чёрными волосами и трёхдневной щетиной. Бравый солдатушка явно скучал или дремал, так что Габриэль решил, что вполне может занять своей скромной персоной минут десять его бесцельного времени...

Подойдя вплотную к посту, он прокашлялся и, дождавшись, пока охранник обратит на него внимание, Гэб начал издалека:

- Сэр, простите, я потерялся, отбился от своих...Не могли бы вы помочь мне? Я Габриэль Маре, мы прибыли сюда недавно, из Нью... - он запнулся, стоит ли говорить этим странным людям, откуда они на самом деле? Ведь дома их не любят, и эта неприязнь может оказаться взаимной.. - с Карроэ, - он виновато улыбнулся. Со мной были Николас, Эмбер, Жаклин Маре...Сэр...

Гэб заметил, что постовой уже не смотрит на него, но сосредоточенно делает пассы руками над голографической панелью управления, и что-то бурчит себе под нос. Почуяв недоброе, Гэб решил потихоньку ретироваться, но охранник заметил его движение вбок и с невероятным проворством, которого от него никак нельзя было ожидать, схватил парня за руку:

- Позвольте, я отведу Вас в вашу комнату, с вашими близкими всё хорошо...

Габриэль вновь начал поддаваться панике: "Какого хрена этот ублюдок позволяет себе хватать меня за руку?!" После чего он начал энергично пытаться высвободиться из мёртвой хватки постового:

- Пустите, пустите, мой отец...мой отец ранен, я нужен ему...Пустите или скажите, где он...

Но неадекватный мужлан продолжал держать Гэба за руку, приговаривая:

- С ними всё в порядке, у вас шок...

Потом внезапно перешёл на угрожающий тон:

- Немедленно прекратите сопротивление и последуйте за мной! Иначе я буду вынужден транквилизировать вас!..

Последнее произвело на Габриэля впечатление удара прикладом по голове, он попробовал одновременно от души укусить державшую его руку и подставить мужику подножку, удалось и то, и это. Хватка ослабла, Гэб рванул с места. К несчастью, "пострадавший" на посту уже верещал в свой комлинк что-то о нападении перевозбуждённой человеческой особи, но о нём можно особо не волноваться, а вот то, что беловатые летучие твари все как одна повернулись к нему и стали окружать - это уже было проблемой посерьёзнее... Гэб нёсся со всех ног не разбирая дороги, толкая и распихивая всех на своём пути, попутно стремясь туда, где темнее и меньше "народу", если этот разномастный сброд можно так назвать...Попетляв некоторое время в развилках всё более и и более узких коридоров, он осознал, что движется в сторону машинного отсека. Это ж прямо подарок судьбы! Там можно будет отсидеться, пока всё не утихнет, а после уже выйти на поиски родных или кого-то, кто ещё раз не попытается накачать его какой-то дрянью...

С галопа Гэб перешёл на лёгкую рысцу и осторожно, пригнувшись, стараясь не попасться никому на глаза и в то же время уворачиваясь от движущихся частей механизмов, крался как можно дальше. Но внезапно за одним из поворотов открылся огромный отлётный зал, переполненный различными катерами, спасательными капсулами и прочим запасным хламом. Здесь было отличное место для отдыха и отсидки, но, к несчастью, его заприметил какой-то заросший густой рыжей бородищей немытый докер, он как-то характерно присвистнул, и рой летающих слизняков как по команде рванул на Гэба. Напрягая последние силы, парень начал петлять между сломанных, недостроенных и закупоренных флайеров, и когда уже практически окончательно вымотался и готовился сдаться с поличным, взгляд его случайно зацепился за новенький открытый орбитальный катерок. Совершая, наверное, самую большую глупость в своей недолгой жизни, Габриэль с разгону запрыгнул в одноместную кабину, и поспешно опустил сферическое стекло. С герметичным щелчком, оно вошло в паз, и Гэб обрёл своё маленькое пространство свободы. Даже не дав себе труда посмотреть, каковы запасы топлива и кислорода, парень до отказа выжал рычаг газа, - к нему приближались призрачные ловцы. Катерок плавно взмыл вверх и вперёд, значит, удача была на его стороне, и прежде чем добраться до Гэба, тварям надо было его сбить. Учитывая навыки пилотирования которого, задача у них была не столь простой. Габриэль взмыл в свободное пространство под потолком и сделал несколько кругов. Внезапно заверещал его бортовой комлинк - вызов со станции. Голос похожий на мужской, с чеканным металлическим отзвуком приказывал немедленно приземлиться и сдаться, иначе к нарушителю будут применены самые суровые меры наказания. Габриэль решил пойти ва-банк, и заявил нахалу, что если его немедленно не выпустят, он направит свой катер в самую гущу новеньких спасательных капул. Сам погибнет, но устроит вражинам охренительный убыток. Назойливый сигнал замолк, после чего в одной из стен раскрылось зево выпуского люка, и Гэб на всех парах устремился туда, по пути едва не сбив какое-то странное мохнатое создание с гаечным ключом в лапке, стоявшее непростительно близко к выходу в открытый космос....

Вынырнув на волю, он слегка притормозил и огляделся. Над головой по-прежнему слегка рябила отвратительная трупно-зеленовая бульонная плёнка. Первой мыслью было рвануть наверх и навсегда покинуть этот безумный ад, рука уже сжала рычаг, но на краешеке сознания тревожным маячком промелькнуло отрывочное воспоминание о недавнем мамином ликбезе, о том, что Спрут, как правило, не виден ИЗВНЕ, и более того, если после того, как Гэб вылетит наружу, гигантская тварь хоть слегка передвинется в уктывающих её слоях пространства-времени, то ему уже никогда не вернуться обратно.А самое страшное, что грозит любому астронавту - это застрять в безвоздушном вакууме, застрять без надежды на помощь, на струю живительного воздуха...Потому радикальные меры решено было оставить на самый крайний случай, а пока Гэб нырнул в один из довольно-таки странных арматурных "колодцев", находящихся вблизи станции, с которой он только что вылетел, но чуть ниже её уровнем. В тесном треугольном пространстве приходилось всё время маневрировать, уворачиваться от тянущих к нему свои растопыренные лапы непонятного назначения железяк. А Габриэль хоть и провёл многие тысячи часов наматывая миллионы километров на разнообразнейших пилотных тренажёрах, и не раз становился призёром орбитальных гонок на родной планете. Но всё же в режиме суровой реальности и полнейшей неизвестности помноженной на такой же неизвестный риск, решил никуда не торопиться и предельно сбросил обороты после нескольких километров спуска, ещё не хватало зацепиться корпусом за какой-нибудь из торчащих повсюду металлических отростков. 5, 10, 15, 20 минут...Сдвоенный прожектор на носу каретка выхватывает только однообразное чередование сегментов этой загадочной трубы, её растопыреные пучки "ресничек" на стенках, теряясь в непроглядной тьме глубокой бесконечности ... Постепенно страх снова стал полноправным хозяином положения. Габриэль старался дышать как можно меньше и реже, стены начали давить, стало казаться, будто они слегка шевелятся, сжимаются и расширяются, пульсируют. Затея побыть героем и сбежать из некоего "плена" с каждой утекающей минутой начала казаться всё более и более идиотской... Ну какого, какого хрена он сюда вообще полез? Он же не знает, где эта хреновина кончается и вообще кончается ли? Внутри он больше, чем снаружи... по лбу стали скатываться капельки холодного пота, в горле наоборот пересохло, и на пару секунд отвлёкшись от управления, чтобы отереть заливающую глаза влагу, Гэб ощутимо зацепил днищем очередную торчащую железяку... "Дурак, блин, какой же я дурак! Вот так застряну здесь и даже не смогу выйти, чтобы починить катер, - здесь вокруг нет воздуха". И тут пришла самая страшная мысль: а если эта кишка запаяна с другого конца, он же не сможет развернуться в таком узком пространстве, более того, если кислород и / или топливо закончатся раньше, чем закончится ЭТО? Взглянув на шкалы, парень слегка успокоился - запасов топлива осталось 50% от первоначального объёма, а запасов воздуха 41%. С одной стороны, это было не так уж плохо, с другой, и это вновь заставило слегка вздрогнуть - он же не знал, каков был этот первоначальный объём?...В любом случае, теперь только вперёд, к свободе или...к смерти...К Смерти? Новое учащение сердцебиения, показалось даже, что он слегка потерял сознание на какую-то долю секунды, и в этот момент его взгляд упал на чёртов молчащий комлинк. "А если...если обратиться за помощью...к этим? Может, они вытащат его? Хотя бы ради катера? А потом пусть сюда прибудет любая полиция, даже эти мерзкие белёсые твари...пусть его арестуют, пусть пытают и наказывают..." Занятый этими мрачными мыслями Гэб уже на автомате обходил торчащие из стен штыри, и даже не заметил, как тьма внизу стала рассеиваться и он резко выскочил в отрытое пространство, встреча с которым в первые мгновения произвела на него впечатление лобового столкновения: "Как? Он...Он выбрался...Он будет жить...Всё будет в порядке.." Гэб вновь притормозил. Общее время спуска заняло 33 минуты, топлива - 45%, кислорода - 33. За неимением другой альтернативы, Габриэль твёрдо решил сесть на планету и, если потребуется, сдаться с повинной властям, - если сразу не убили, значит, не такие уж и монстры. Во время дальнейшего осторожного снижения теперь уже на пределе возможной скорости, Гэб успокаивал себя, говоря в мыслях, что, если планета земного типа, значит, здесь точно должна быть твёрдая поверхность, если здесь живут люди, то точно должен быть кислород...Но, когда его взгляд натолкнулся на то, что ждало его внизу, Габриэль едва не закричал от отчаяния...

***


...Планета земного типа...Холмы, горы, равнины, реки, океаны, города, леса - ничего этого не оказалось. Вместо всех этих привычных атрибутов нормальной планеты под ним расстилалась ровная матово-слюдянистая пустыня. Гладкость которой не оставляла ни малейших сомнений в её искусственном происхождении... Вокруг него - всё тоже безвоздушное пространство... Неужели, неужели здесь везде - ТАК? Неужели здесь никто не живёт? И он тоже погибнет здесь... Возвращаться обратно слишком долго, к тому же, надо найти именно тот колодец... Запасов воздуха на который явно не хватит...Над головой щербатый, усеянный дырами искусственный металлический потолок. Практически потеряв надежду на посадку, Гэб решил немного осмотреться здесь, после чего нужно будет принять решение, и принять его до того, как автоматически включатся аварийные системы катера, предельно снизив подачу воздуха, тогда, скорее всего, он тоже потеряет сознание, и будет дрейфовать, пока его не подберут, или он не израсходует весь кислород. Особо снижаться смысла не имело. Посему Гэб парил на расстоянии нескольких сот метров. Пролетев несколько десятков миль им было встречено первое обнадёживающее строение - точнее, целый комплекс каких-то белёсых, как и всё здесь, слизистых сталагмитов, возведённых прямо посреди слюдянистой пустыни, по которым лазили какие-то странные тёмно-зелёные существа, похожие на раздутых до шарообразности гигантских жаб, с длинными и жёсткими вибриссами на концах их тупых самодовольных морд. Гэб снизился к ним, и уродцы начали провожать его довольно-таки осмысленным взглядом, более того, казалось, что они показывают на него лапками и шевелят усами, будто переговариваясь между собой о нём. Значит, по меньшей мере, они разумны, и с небольшой вероятностью могут помочь...или сообщить куда следует... Гэб пока решил не рисковать и, взмыв вверх отправился дальше, на поиски более адекватной здешней жизни....

...Этот город космических жаб гигантским округлым плевком заполнял здешнюю экваториальную область, залезая и на тропические пояса также, если в здешних условиях безжизненности, исключая странных жаб, такая терминология вообще применима. К тому же его, с позволения сказать, архитектура, тоже имела разительное сходство с выделенной кем-то слюной - гигантские пузырчатые залы, целые каскады и гирлянды этих самых пузырей, под которыми тёмными точками копошились его обитатели...Возможно, в них есть даже воздух, эти твари должны нуждаться в каких бы то ни было дыхательных газах или смесях, вот только в тех ли, что потребны человеку? К тому же, их рептильная наружность вызывала у Гэба подсознательное отвращение и недоверчивость. И оставив город-плевок справа от себя, Габриэль двинулся к северо-востоку, заметив там некое призрачное сияние, сам, по сути, уже не зная, чего ждёт от него...

...По сравнению с предыдущим "населённым пунктом" - ЭТО казалось невероятным, сказочным - огромные сводчатые строения, увенчанные островерхими куполами, сияющие, будто созданные из лучащейся чистой белой энергии, с отливом во все цвета радуги. Прекрасный город слегка трепетал и манил к себе нездешним ласковым и возвышенным светом. Из самых глубин подсознания всплыло давно давно забытое слово, термин из всеобщей истории их родной планеты - "терема". Только те должны быть выстроенными из дерева и...настоящими, а этот как будто из чистой энергии, и ненастоящий...слишком похожий на трёхмерную голограмму. Пока Габриэль всматривался в его неверные контуры, ему начало казаться, что посреди казавшейся мертвенности он различает некое движение, лицо, потом человека...Да это же девушка! Нереальной, неземной красоты, одетая в то самое старинное одеяние - "шубу", тоже, как и всё здесь, переливающаяся и сверкающая... А теперь она смотрит на него, в её взоре и бездонных глазах заключена вся мудрость и печаль, вся любовь и доброта вселенной...Вот, вот она уже ласково и плавно манит его своею белой и полупрозрачной рукой...

Голограмма слегка вздрогнула, но и этого Гэбу хватило, чтобы стряхнуть с себя наваждение... Какие на хрен купола и терема да девки в шубах? Здесь, вблизи этой жабонятни? Да и дамочка эта должна быть ростом метров 10, чтоб с такого расстояния он была так хорошо видна! Запретив себе не то что смотреть, - даже думать об этой обманке, Гэб резко взмыл вверх и слишком поздно вспомнил о низком дырчатом стальном "потоке", - видимо, днище некоей громадной конструкции, и когда уже по его ощущениям, он должен был вмазаться в плохо различимую в здешней полутьме смертоносную поверхность, этого опять-таки не произошло. "Ну всё здесь обман, - чертыхнулся Габриэль, - даже это!" Потолок кончился, и над ним расстилалось огромное пустое пространство. Давившее своей бесприютностью и необжитостью. Бортовые системы катерка начали испускать тревожное пиликание и трели: кислорода - 19%, топлива - 32. Нужно было возвращаться, причём как можно скорее. Гэб, старясь не думать о том, что его ждёт и как его встретят, а главное кто, рванул вверх...На этот раз скоростной подъём занял минут 10 от силы, а вот наверху опять-таки парня ждал сюрприз.

...Целый шабаш белёсых призраков, упорядоченным потоком двигавшихся и роившихся возле огромного космического лайнера, проходившего через телепортационную рамку. Корабль, к удивлению Габриэля, выглядел настоящим, - не голографическим, не биоорганическим, не пузырчато-хрен-знает-каким, - просто стальной корпус надёжной посудины с кучкой дышащих и трепещущих телес в своём чреве, возможно, даже человеческих... Телес...человеческих...в чреве... - Гэб поморщился, что за странные мысли в его голове, или это всё влияние этого жуткого места?...Тем временем, уже половина корабля погрузилась в подрагивающее синее поле, чтобы исчезнуть с другой его стороны и выйти в совершенно иной точке пространства, а возможно, и времени... И тут Гэб заметил, что несколько псевдомоллюсков успели подобраться к нему на опасное расстояние и вот-вот сядут на корпус... Резко вильнув в сторону портала, он на какое-то время потерял управление и попал в зону действия его энергетического поля... Кажется, создав в нём "воронку притяжения", этого никогда нельзя делать! Иначе может засосать в портал, а без соответствующих настроек проходящего тела, можно вынырнуть совершенно не там, где подготовленное космическое судно, а можно просто превратиться в кучу хаотично перемешанных атомов. Белёсники, так Гэб решил пока их называть, теперь заметили его почти все и целым косяком двинулись в атаку, буквально прижимая его катерок к раме, - здесь влияние воронки было значительно слабее, впрочем, как следует заметить, на них самих, кажется, вообще ничто никогда не виляет, ибо они кружили вокруг самого Прорыва, не испытывая ни малейшего дискомфорта, напрягая все силы, парень перелетел через рамку, тем самым преодолев её одностороннее притяжение. В голове у него крутилась лишь одна озлобленная мысль: "Нет, твари, свалю я отсюда только вместе с родными...", даже не заметив при этом, что под словом "родные", подразумевает всех троих

...Да, конечно, потихоньку-полегоньку Габриэль уже начал привыкать к здешним "чудесам", поэтому даже практически не удивился, увидев вблизи ранее замеченное им зелёное образование, напоминавшее сгусток зелёного гноя, прилипший к этой самой "цисте", может, у неё насморк? Эта мысль должна была бы рассмешить его практически в любой ситуации, но только не в этой - кислород на исходе, аварийка вот-вот включится, сзади - целых бесчисленный сонм преследователей...Гэб решил пролететь под "сгустком", надеясь вот-вот увидеть станцию и краем глаза подмечая тут и там разбросанные и застрявшие в ней остовы кораблей. Уставший и измотанный, он не придал этому факту должного значения, а зря, ох как зря! Едва-едва он заскользил вдоль её нижнего края на расстоянии метров 100, как из её однообразной вязкой массы выделилась такая же студенистая соплеобразная клейкая лапа и мгновенно и ловко поймала его катерок, втянув в себя на манер прочих стальных пленников....

..."Что это? Гигантское разросшееся животное, растение, гриб? Просто пищеварительный сок?" - Думал Гэб. От ужаса так некстати захотелось в туалет, его лобовое стекло влипло в эту мерзкую дрянь...

21:52 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Глава I


Пока они подлетали к Объекту и постепенно, витками, снижались, всё больше и больше приближаясь к неизведанному, Эмбер, их мать, решила провести небольшой ликбез, по части того, что их ожидает.

В центре Зала, на голографическом проекторе замелькали картинки, диаграммы, схемы.

... - То, что мы видим перед собой - лишь защитная энергетическая оболочка, циста, если угодно. Её функция - не пропускать вредное излучение из космоса, метеориты, а так же маскировка...

И слегка запнувшись, добавила:

- То, что мы Их видим уже хорошо, значит, наша "посадка" скоро будет одобрена.... Под оболочкой, как вы, наверное, догадываетесь, находится сама планета Гея, названная так из-за большого количества человеческой расы, осевшей и размножившийся на ней. Планета в прошлом земного типа, но сильно модернизированная...

Картинка сменилась на шарообразный объект, обозначающий сию "планету" в разрезе - слоистое образование, разделённое на сферические сектора, по порядку раскрашенные в цвета спектра - красный (киберзона), оранжевый (инозона), жёлтый (мутозона), зелёный (хомозона/зона людей), голубой (фантозона/или Лавразия), и дальше крупный сине-фиолетовый центр... Эти сегменты не были ровными или непрерывными, наоборот, они то утолщались, то сужались, наползали друг на друга, создавая причудливые смешения цветов, а иногда и вовсе разрывались.

От всей этой пестрящей колористики в глазах у Габриэля основательно зарябило, причём в значительной степени этому способствовало давящее на нервные окончания по всему телу непрерывное электро-магнитное жужжание, вызывающее ощущение мириадов крохотных насекомых, ползающих под кожей, и усиливающееся по мере приближения к этой самой "цисте". От этого хотелось кататься по полу, раздирать себе ногтями кожу на лице, руках или...или просто запустить в это покачивающееся разноцветно-струящееся марево чем-нибудь тяжелым, чтобы не рябило.

Мать и сестра, казалось, переносили это воздействие чуть лучше, либо просто изо всех сил держались, чтоб не дать Гэбу шанс высказать им всю правду в лицо, о них самих и о том месте, где они оказались стараниями этих дамочек. Во всяком случае, мать заметно морщилась и кривила губы, силясь придать своему голосу как можно больше уверенности и обнадёживающего оптимизма:

- ...Но всё это, тем не менее, является составными частями одного большого Макросущества...

Сквозь проступающие на глазах слёзы, Габриэль увидел новую перемену - голографическая модель стала напоминать того самого Спрута за окном, только заполненного огромной массой разновеликих пузырей, и когда предыдущая цветохроматическая картинка наложилась на эту, Гэб окончательно признал своё поражение и отвёл глаза. Это было уже слишком. Он обхватил голову руками, стараясь совладать с охватившим всё его тело зудом, стараясь абстрагироваться от окружающих звуков, пространства, своего тела, своих чувств и ощущений, своей судьбы...Но концентрации парню не хватало, как и обычной выдержки, поэтому сквозь его "броню" до его сознания продолжали долетать обрывки фраз, колокольным звоном гудя и вибрируя по черепной коробкой:

- ...Его внутреннее пространство больше наружного...Каждая малая сфера внутри - особая отграниченная область со своими физическими законами и специфическим течением временем в ней...Можно сказать, что всё Существо подобно куску древнего янтаря, вместившему в себе то, что исчезло или не появилось и не появится в прочем Мировом Пространстве....Структурированный Застывший Живой Хаос...Безвременье...Точка Омега...

И когда Гэбу стало казаться, что что ещё немного - и он провалится в забытьё, на краю сознания возник новый звук, крайне навязчивый и раздражающий, но тем не менее, такой обнадёживающе-знакомый... Это верещал их бортовой комлинк, настырно свидетельствуя о входящем вызове, причём уже явно давно...

Жаклин и Эмбер, видимо, тоже услыхали его, и, нехотя выходя из транса проследовали к нему. Габриэль, собрав последние силы, поплёлся за ними. В отсутствии мужа должность командира экипажа взяла на себя Эмбер. Хотя и в его присутствии она вертела им как хотела, - Гэб порадовался, что ещё может мыслить ясно, несмотря на головную боль, и премерзкое щекотание по всему телу...


Им дали посадку, точнее, странный булькающий голос, как и всё здесь, на том конце дал им "разрешение на Проникновение"...Твою ж...Мою ж мать, - как всегда подумал Гэб и непроизвольно зажмурился, ожидая, что сейчас сформировавшиеся под его кожей "насекомые" вырвутся из-под её, изрешетив всю его плоть...


...Но ничего подобного не произошло...Наоборот, от всепроникающего еле терпимого зуда ни осталось ни следа, тело после него как будто целиком погрузилось в прохладную воду...Гэб от удовольствия и неожиданности даже закатил глаза и глубоко и с наслаждением выдохнул. Кажется, это не осталось незамеченным, и мать с сестрой лукаво переглянулись и прыснули, мол, вот и поплыл малой, ага, щас, дожидайтесь, курицы. Гэб вновь набрал в лёгкие воздух и приготовился сжать кулаки. Но что-то помешало ему. По-видимому, новый поступивший запрос - "на стыковку и досмотр". Даже не разобравшись, в чём, собственно, суть этого "досмотра", мать поспешно согласилась и открыла стыковочный люк. Гэб подбежал к иллюминатору, ожидая увидеть там шлюпку миграционной службы или что-то подобное, но ничего подобного там не наблюдалось, лишь несколько маленьких теней скользнули по корпусу их корабля. Гэб быстро огляделся по сторонам и бросил быстрый взгляд вверх, туда, откуда они, собственно и прилетели. Вокруг не обнаружилось ничего по-настоящему достойного внимания - на первый взгляд тот же разреженный эфир вокруг, что и в прочем космосе, под ними - нагромождение каких-то тёмных щербатых остовов, напоминавшее космический недострой, чуть дальше, левее и выше - тёмно-зелёное нечто весьма впечатляющих размеров, со вкраплениями более тёмных кусков, опять-таки напоминавших космические корабли, но с этим пока нет времени разбираться, а вот прям над ними была там самая защитная "плёнка", под которую они нырнули. И в отличии от своего мерцающего беловатого верха, снизу она выглядела до крайности непрезентабельно - как пятна растаявшего жира на супе. "Да мы в бульоне, чёрт подери!"

Дальнейшее течение его мыслей вновь было прервано шорохом распахивающихся дверей стыковочного люка. Гэб инстинктивно бросил туда взгляд да так и застыл, забыв, как дышать, двигаться, и вообще, как всё это понимать, чёрт подери?! Вместо долженствующих военных, сотрудников химзащиты в непроницаемых скафандрах, или хотя бы какого завалящего робота - досмотрщика, в Зал вплывала, да именно мягко и плавно вплывала пара десятков невероятных существ - одни были похожи на гигантских полупрозрачных креветок, ростом по колено взрослому человеку. Они лишь едва, для приличия касались лапками пола, но в основном, подпрыгивали и плыли, как будто искусственная гравитация на борту корабля не имела для них никакого значения. А попупрозначное тело вкупе с радужным мерцанием будто вшитых в них гирлянд, не давало усомниться в источнике их происхождения. Подобны Отцу Своему... Следом медленно влетело несколько таких же полупрозрачных веретенообразных существ, передвигавшихся в воздухе за счёт непрерывно изгибающихся двусторонних боковых "плавников", тянущихся через всё тело, от головы до заднего конца. Надо сказать, что по-своему они были даже изящны. Гэб скривился от одной этой мысли. Вот он уже подпадает под безумное очарование этого места, и начинает видеть здесь что-то хорошее...Или это из-за запаха, который эти твари принесли с собой? Насыщенный, свежий, потрясающий, наполняющий каждую клеточку до донышка запах озона. Ах, Гэб почусствовал, что снова тает и глубоко-глубоко дышит, пытаясь втянуть в себя как можно больше. Но это наваждение немедленно рассеялось с появлением более крупных "Гостей" - подобрать которым адекватное название и описание Гэб не смог бы сразу, даже если бы очень хотел. Они были похожи на огромные, в рост человека, а некоторые даже чуть больше, округлые шмотки длинной тёмной шерсти. Они плыли в десяти сантиметрах от пола, едва касаясь его самыми длинными "шерстинками". И, тем не менее, ни на миг не оставляли сомнений в их разумности. А именно, они целенаправленно двигались к людям и...вступали с ними в телепатическую связь:

- Вы знаете где...Вы сейчас - в голове глухо звенел их прерывающийся голос, напоминающий всё тот же озон, освежающий и парализующий в больших количествах, - пройдёмте для биологического и ментального досмотра...

Мать и Жаклин остались в зале, а Гэба отвели в маленькую рубку, где до того вынашивала свои безумные планы их мамаша. За те несколько десятков шагов, что он сделал под конвоем этого существа, Габриэль успел заметить, что его мысли разлетаются, расползаются, подобно тем полупрозрачным созданиям, которые оккупировали их корабль, теперь они повсюду - на стенах, на потолке, на пульте управления, возможно, даже проскочили в медкапсулу, где сейчас лежит его беззащитный отец, казалось, эта мысль должна была вызвать панику, ужас, но она будто бы гасилась откуда-то извне, похоже, это меховое исчадие управляет его телом, его мыслями, иначе почему он сейчас покорно следует, куда ему велят даже не словами, а импульсами, как микроскопическими электрическими уколами, под кожу, прямо в кровь, эти сигналы проникают в него, как ложноножки неведомых тварей в обшивку, в сам корпус их корабля....Гэбу казалось, что он и сам уже не идёт, а плывёт в густом мареве. Вот они вошли в крохотную рубку, и за ними затворилась дверь. Они остались наедине, только вдвоём, с глазу на глаз, так можно было сказать, если бы у его конвоира были эти самые глаза. Но ни глаз, ни иных органов чувств, ни сколь бы то ни было оформленных конечностей у психоделичного создания не наблюдалось. Оно было одинаковым со всех сторон - справа и слева, спереди и сзади, снизу и сверху... и потому Совершенным..Эта мысль чем-то кощунственная и безумная, явно внушённая извне, явилась отличной приправой под одну краткую команду - "Раздевайся". Габриэль, или это уже не он? Покорно расстегнул все молнии и застёжки на своём скафандре, после чего аккуратно спустил термобельё и предстал перед "досмотрщиком" полностью обнажённым. "В чём мать родила...мать..." - последняя попытка на чём-то сосредоточиться и мобилизоваться...Не удалась. Ни тело, ни сознание никак на неё не отреагировали. Гэб продолжал стоять и ждать. Длинные шерстинки твари затрепетали и потянулись к нему, сама она придвинулась почти вплотную. Вновь щекотание, повсюду, но только теперь приятное, расслабляющее, целиком захватывающее, лишающее воли...Гэб начал лихорадочно хватать ртом воздух, казалось, его пронзает невиданное доселе наслаждение, которое вместе с "шерстинками" проникает в самые сокровенные места, постепенно врастает внутрь, до самых костей. И как тёмная тень чужое и чуждое ему, человеку, тёмное и прохладное, на его сознание надвинулось сознание Пришельца...Ментальное сканирование...Последняя мысль, завертевшаяся в отключающемся сознании Габриэля...

21:43 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
ОТСТОЙНИК


Пролог


Габриэль прижался лбом к стеклу иллюминатора, казалось, что от его прерывистого дыхания последнее даже слегка запотело. "Влажность, чтоб её" - подумал Гэб и недовольно поморщился, эти чёртовы травки требуют с них слишком многого, и может, лучше было бы оставить их закончить свои никчёмные жизни под гусеницами автоматических бульдозеров там, на Карроэ? Но у их матери ксенобиолога всегда на всё свой взгляд, и веское последнее слово. Не хотелось давать этой мысли волю, но Гэб винил её во всём, что произошло с их семьёй, винил в том, что случилось с отцом, и в том, что теперь они изгнанники, и участь их незавидна... Под тоже самое стекло, что и собранные его мамашей "травки", хотелось выругаться. Но тут вошла его старшая сестра, унаследовавшая от матери не только красоту, - идеально гладкое, будто фарфоровое личико с мелкими чертами, стройную точёную фигурку и густые длинные волосы, русой лавиной ниспадавшие до талии, - хоть в одном, хвала Великому Случаю, проявились гены их отца, - так в добавок ко всему эта вертихвостка унаследовала ещё и характер этой двуличной мегеры и её экзальтированные замашки по поводу спасения всяких липких кусачих тварей, которых Урбанизационный Совет совершенно правильно приговорил к атомизации и разматыванию углеродных цепочек, а теперь буквально тоже самое грозит и им самим.. Гэб инстинктивно передёрнул плечами вспомнив тот компост, в который превращались предатели их общества. Вот нафига транслировать подобное по всем городским экранам? Пугаются ведь впечатлительные дуры, наподобие женской половины его семейства.

- Ну, что, братишка, не видно? - насмешливый и язвящий голосок сестрицы заставил заскрипеть зубами. Сама же видит, что ничего, так ещё и ёрничает, дрянь. Но вместо того, чтобы произнести вслух эту гневную отповедь, Гэб лишь выплюнул, не поворачивая головы:

- Нет, - и вновь сделал вид, что сосредоточенно рассматривает равномерную черноту вокруг. В этой части под-Пространства даже звёзд практически на было видно, так какие-то смазанные чёрточки, мутные точечки, и они с каждой секундой зарываются всё глубже и глубже в эту мерзкую трясину...А что, если они не найдут здесь ничего, если здесь ничего и нет вообще, если их обманули, посмеялись над его экзальтированной на всякую чушь матерью? Но впереди и чуть левее, казалось, что-то есть, какое-то сгущение, уплотнение разреженного "эфира", бесформенное пятно тьмы, чернее и мрачнее прочей ткани Вселенной. Некстати вспомнились байки бывалых космосталкеров о щупальцах колоссальных Тварей, которые очень любят прятаться в таких вот "укутанных" болотах, которые не прощупаешь никаким радаром или сканером, и в силу этого не определишь, с чем или кем имеешь дело, а ещё об их усеянных зубами пастях размерах со средний спутничек средней планетки, и тут уж поминай как знаешь целый дрейфующий город!

Чтоб не думать и не накручивать себя, Габриэль поднялся и, оставив Жаклин, Джека, как он, всегда мечтавший о брате, звал её в своих мыслях, наедине с непонятным объектом, пошёл проверить отца.

"Если нам суждено погибнуть здесь, то лучше я сделаю это вблизи самого родного существа" - думал он, проходя по коротенькому коридорчику, по правую руку от которого в командной рубке, совмещённой с кабинетом, копалась в своих бредовых записях их мать, - "Авось опять озарит, что Луна из зелёного сыра, а травяные жабы родные братья людей", прошипел Гэб, даже не стараясь придать своей мысли хоть какую-то связь с реальным положением дел. Дальше за стеклянной перегородкой тихо позванивали и мурчали виновники их бедственного положения - зеленоватые создания, одновременно похожие и на цветы и на людей. Затуманенное сказками воображение людей Прошлого могло бы их причислить к дриадам, да и многие современники находили эту биологическую нелепицу потрясающе прекрасной и достойной Сохранения, надо же, разумные растения, чтоб их! Откуда только берётся такая дрянь во Вселенной...

Завидев Гэба, некоторые уродцы потянули к нему руки и подняв огромные и влажные разноцветные глаза, слегка зашелестели, будто в очередной раз прося прощения за всё. Гэб, оглянувшись вокруг и удостоверившись, что их никто не видит, показал пакостникам кулак и поспешил дальше.

Но, когда он перешагнул порог следующей, самой дальней каюты, служивший им медицинским отсеком, его рука невольно разжалась, а из груди вырвался вздох горя и боли. Габриэль, более не сдерживая рыданий, бросился на колени перед стеклянным футляром - стеклянным гробом, в котором покоился его отец, точнее то, что от него осталось - верхняя половина - кроткое и морщинистое лицо, русые недлинные волосы и бородка, придавали ему светлый и умиротворённый вид. Он сейчас спит, он спит, он просто спит! - стараясь не скатиться в панику, уверял себя Гэб. Сильные руки сложены на груди, а вот дальше, дальше едва-едва приподнимался израненный живот, ниже пупка просто переходивший в кровавые ошмётки, ноги и тазовую часть ему напополам срубило лазерным лучом, когда они, побросав драгоценное оборудование, убегали с Керроэ вместе с этой чёртовой грустной травой за стенкой... Твою ж... мою ж мать, - думал он, - ну нахрена, ну нахрена они пошли против приказа правительства Уничтожить, Уничтожить всю эту нечисть, совершенно не нужную для человечества, для его светлого индустриального будущего, как учили их в Школе? Стали не выжигать, а грузить на корабль отдельных "представителей редкого вида", чтоб потом где-то прятать и разводить или...или она давно планировала эту поездку на край обитаемого людьми Космоса, давно планировала предательство властей и переселение их семьи в чёртов ОТСТОЙНИК? а зелёные твари нужны в качестве подарка, входной мзды, тому, кто организовал этот клубок ошибок и всего ненужного со всех времён и концов Вселенной? Его так и звали - Мир Резервных Копий и Удалённых Файлов, мир без времени, без цели, без смысла... Когда-то, когда они только-только начали изучать информатику, его группе было года по три, Гэб, тогдашний толстощёкий простофиля, как-то взял и ляпнул, мол, а куда девается то, что мы удаляем из памяти компьютера, удаляем навсегда, очищая "корзину", и тогда ему рассказали про это жуткое место, слив биологического, цифрового, информационного и энергетического мусора со всей вселенной, расписывая его в самых тёмных красках, как средоточие хаоса, где не властны чёткие и явные приказы Главнокомандующих Человечества, и потому практически, не имеющее прав на обитание в обозримом Космосе. Но благодаря мудрости, дальновидности и благодушию их руководства, сия гадость не была немедленно уничтожена, по причине того, что "и на свалке может что-то полезное отыскаться"

Гэб чуть не ударил себя кулаком с досады: опять он думает обо всякой херне, а тут его любимый отец в таком жутком состоянии. Охлаждённый почти до нуля, увитый многочисленными трубочками капельниц с незамерзающими ферментами и гормонами, без конца поступающими в сгустившуюся кровь, и выводящимися из неё, не дающими ему до конца покинуть этот мир, держащими на краю жизни и смерти, а по сути, в анабиозе II степени, не давая чувствовать боль и мучения растерзанного тела. Края ран подвергались аккуратной спайке, тормозя некротизацию и общее заражение крови, бионичекие манипуляторы медицинской капсулы слой за слоем наращивали потерянные клетки, но этого слишком мало, слишком мало! Им не достаёт мощности, а их регенерационной программе нужных компонентов, чтобы полностью восстановить здоровье и нормальную жизнедеятельность отца. И с каждым часом их надежды тают, предателям и преступникам никто не поможет, одни на белом свете, обречённые на гибель, если не от рук Карающей Полиции, то от равнодушия холодного вакуума. Контуры саркофага расплылись и задрожали, а следом за слезами пришла ярость, - меч, ему нужен меч, как у древних воинов, чтобы порубить, порубить в капусту шебрушащих за стенкой дряней! А потом сдаться властям, и быть может, на первый раз их простят и помилуют? Ведь отец - один из лучших механиков матричного корпуса, он сам - подающий большие надежды студент, и некоторые его работы в области построения и крепления подвижных частей были приняты и рассмотрены на самом высшем уровне... Мать и сестра...вот здесь будет сложнее, но возможно...лихорадочное метание его мыслей было прервано громким топотом за дверью, и, едва не вынеся cвоим телом выдвижную дверь, вбежала сестра с криком:

- Я видела, видела! Оно там! Мы дома! Дома!

Гэбу захотелось со всей силы садануть по этой физиономии, - нашла, дрянь, дом подходящий для себя! клоаку мироздания! Но парень в очередной раз сдержался, ибо избиение сестры ничем не поможет их положению, тем более, не вернёт здоровье и бодрость его отцу. Брюзжа себе под нос о том, где он видел их новый "дом" и всех его обитателей, Габриэль плёлся за сестрой. Ради такой новости даже их мамаша выбралась из своей норы и гордо вскинув голову проследовала в Зал Обозрения...

"Ни одной новой морщинки, ни слезинки ни пролила, гадина! Она никогда не любила своего мужа, только пользовалась им, ради своих прихотей сгубила его карьеру, лишила уважения начальства, а теперь и жизни практичеcки" - Габриэль почти физически ощутил, как давится очередной порцией своей желчи от увиденного в Большом Иллюминаторе. Даааа, их не обманули, а если бы обманули, то возможно, легче было бы принять официальную казнь, одобренную и санкционированную правительством, легче, чем...чем встреча с ЭТИМ

На расстоянии буквально нескольких тысяч километров вальяжно дрейфовало ОНО - шарообразное полупрозрачное, студенисто-беловатое создание, диаметром примерно во 30 000 км, казалось, по всему его телу хаотично пробегало разноцветное мерцание, будто приветствуя новых ВЕЧНЫХ постояльцев, в одну сторону от него тянулся пучок таких же студенистых щупалец, которые вдалеке удерживали нечто тёмное, похожее на маленькую планетку, спутник скорее всего, слегка извиваясь, изгибаясь, и без видимого усилия поворачивая эту планетку вокруг своей оси, а в противоположной от них стороне Гэбу удалось разглядеть что-то вроде мясистого полупрозрачного бутона, видимо, служившего твари головой. Тело снова проняла нервная дрожь. Кроме того, окружающее пространство казалось заполненным неким мельтешением, словно рой мелких мошек...В вакуууме? Или это Спрут испускает частицы, которые оседают на их корабле, а возможно, и, меняя свою природу на волновую, проникают внутрь.

00:12 

Часть III. Рагнарёк

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Записи Магистра Дениваля


В течение более чем 20 лет астрономы наблюдали Зрелище Борьбы Синего и Прозрачного б-гов; синее непрерывно становилось прозрачным, растворяясь в нём, но и забирало себе часть прозрачного, лучи-кляксы скручивались в двойные спирали и расплавлялись друг в друге. Но постепенно Они вновь приближались к Земле, Древний слабел, хоть и пытаясь втянуть в себя часть звёздного вещества со всех доступных светил, разрастаясь, сгущаясь и разжижаясь. Раскалённые потоки текли и кормили в итоге их обоих. Конфигурация созвездий ломалась, как кости организма мироздания ...Синий побеждал, давно уже отвоёвывая у соперника в месяц по парсеку возвращения, и сейчас они находятся на расстоянии 60 единиц, и неуклонно приближаются. Победа и возвращение нашего врага недопустимы, ибо разъярённая предательством аватара уничтожит мир, не согласный вновь сыграть по её правилам. Чтоб помочь изнемогшему Бойцу, нам потребуется обратиться за помощью к оставшимся на Земле Древним...Возможно, эта моя затея станет последней в жизни существующего человечества, но я должен попытаться разбудить Его, Великого Сновидца...


***


Промозглая осень 2046, 26 октября. Крейсер "Лагуна" прокладывает тропу через бушующие волны, 47° 9' южной широты и 126° 43' западной долготы, под нами Р’льех. Наша утлая в его ладонях лодочка - творение рук человеческих, трещит и раскачивается, как лепесток. Кажется, что Ктулху пробудился уже до нас, им всем неспокойно во всех пределах Вселенной.

Капитан Улссон заглядывает в мою каюту, но я уже готов - облачён в плотный и тяжёлый ритуальный балахон, который привычно покалывает обнажённое под ним тело, я выхожу на палубу. Проливной дождь вкупе с долетающими по холодному ветру солёными брызгами бушующего океана мгновенно пропитывает грубый войлок, и кажется, что шквалистые порывы стихии вместе с остатками тепла из тела, вынут из моего сознания нужную словесную формулу для Вызова. Я подхожу к борту и начинаю нараспев читать сакральный отрывок из "Книги Эйбона". Тем временем мои помощники льют в воду тонны припасённой крови, по большей части - животных, но есть и примесь человеческой, иначе Он не примет жертву... Постепенно вода вокруг нас приобретает тошнотворно-розоватый оттенок, и где-то через полчаса монотонного пения начинает бурлить всё сильнее и сильнее, как будто сгущаясь и выпуская из себя склизкий зелёный остров, который на глазах поднимается всё выше и выше, обнаруживая светящиеся влажным рубиновым светом исполинские глаза и трепещущее сонмище таких же водянистых стеклянисто-зелёных щупалец, из-под которых Древний дохнул на нас застоявшимся донным водорослевым смрадом...


...Я догадывался, что в очередной раз самым сложным будет убедить бессмертное дитя глубин Вселенной расстаться с жизнью, положить её на алтарь последнего Рагнарёка...Расстаться во имя чего? Во имя выживания нескольких миллиардов бестолковых людишек, которых не пустят на фарш в очередной мясорубке, Курукшетре дубль-2, или всё же помочь чему-то или кому-то более величественному, существовавшему ещё до зарождения видимой Вселенной и пережившему Большой Взрыв? Который сейчас почему-то беззаветно встал на нашу сторону? По отзвукам туманных источников Отцу или...Творцу самого Азатота или Йог-Сотота? Я сам не знал, на что их обрекаю...Но почему-то они всегда понимали и соглашались, оставляя свой несметно-протяжённый сон на нашей планете, и меняя его на гибель в бою, а может, просто, слишком хорошо понимали, чем для них обернётся торжество Синего Врага, ведь теперь, как в прошлый раз, утратившие свои силы на борьбу с ним боги не смогут заслонить этот несчастный мир от его испепеляющей жажды крови и власти. Один за другим Создания поднимались и уносились следом и вдаль, образовывая и замыкая Круг, то сжимающийся, то разжимающися, трепещущий и живой, отдавая Прозрачному свои силы, постепенно расплавляясь и истаивая в Пространстве... Шаб-Ниггурат, Дагон, Битис змеебородый и многие, многие другие, кому нет имён у людей, постепенно сжимались в один тугой и плавкий ком, поглощая и вбирая в себя остатки Борьбы, уплотняясь и сжимаясь до точки, до размеров молекулы, атома, нейтрино...Чтоб потом полыхнуть как второй Вселенский Взрыв, Новый Квазар, кристально-белый свет от которого пронзил, рассеялся и пронёсся до самых дальних Пределов - Магеллановых Облаков и дальше, дальше прочь, к другим спящим галактикам....

...Они ушли и с Их уходом наш мир стал более плоским, чем когда-либо: связь с Тонким Миром окончательно оборвалась, мантры, молитвы и любые заклинания и воззвания совершенно утратили свою силу, а вместе с ними потускнели артефакты и реликвии, помню, как вместе с Исходом, с провалом Древних в самих себя, я почувствовал боль, жжение чуть ниже груди, там, где все эти двадцать лет меня согревала и обнадёживала Часть Карны, мой величайший амулет также пропал, с сиянием и шипением растворился на моей коже, как масло на горячей сковороде... Без него моя жизнь с каждым днём стала тускнеть и терять краски, смысл.... Я знаю, что Им потребовалась вся тонкая энергия нашей планеты, сила всех талисманов и ещё уцелевших на ней магических существ...Но беда в том, что я стал одним из них, я причастен к тому Зыбкому и Нематериальному миру, я отдал ему двадцать лет своей жизни...И вместе с тем, что причиталось, Они забрали часть меня...Теперь моя душа распадается, сохнет и скручиваясь, сжимается, подобно упавшему осеннему листу....Я думал, это увядание продлится ещё много лет, но один случай вернул мне надежду и вместе с тем ускорил мой конец...

***


Несколько дней назад, мне попалась в руки древняя видеокассета, возрастом порядка 70 лет. Удивительно, как плёнка в ней ещё не распалась на пиксели и фотоны! Её мои подмастерья сумели забрать из рассекреченных и разграбляемых архивов SCP, после всего случившегося, после деактивации всех аномалий на Земле, а до того, явлении их пред ясны очи большинства, секретность Фонда спала, как пелена с глаз неведающих, и ныне их медленно распускают, бывшие агенты теряют человеческий облик и спиваются, растворившись среди серых людских масс, поддаваясь всеобщей апатии.

Поначалу я не считал нужным ознакамливаться с содержимым этой уже по-своему реликвии, но один из моих кнехтов разглядел там что-то, что, по его мнению, могло явиться чрезвычайно важным...

...На четырёхчасовом видео были запечатлены несколько мужчин, из них двое в классических для конца 20 начала 21 века строгих костюмах, ещё двое в защитных очках и зелёных прозекторских халатах, и с ними одна женщина, медсестра или санитарка, катит перед собой каталку с лежащим на ней телом субтильного юноши, совсем ещё мальчика, сквозь тонкую и сухую кожу просвечивают слегка узловатые рёбра, которые, кажется, вот-вот прорвут её, такие же тонкие и хрупкие руки, ноги, похожие на длинные и узловатые корни, с крупными и будто опухшими суставами. Жиденькие светлые волосёнки растрепались и прилипли к бескровному лицу, веки и губы крепко сжаты, будто смерть их поцеловала, но душу пока забирать не стала. Пятеро взрослых отрывочно переговариваются между собой, бросаясь короткими фразами и отдельными слова на английском языке:

- Автокатастрофа...его нашли в 18:58 на трассе [помехи]... подозрение на кому I степени...[перебивая собеседника-медика] есть подозрение, что он притворяется, более того, что он вообще не отсюда, мы выслеживали его начиная с [белый шум]...

...судя по времени внизу записи оказался пропущен примерно час...

После чего картинка восстановилась и мы узрели маленькую полутёмную комнатушку, больше напоминающую не операционную, а кладовку, в центре которой, на всё той же каталке лежал тот самый мальчик, по-прежнему изо всех сил сжимавший разбитые губы, упорно не желавший хоть как-то контактировать со своими мучителями, но теперь уже подвергшийся совершенно ужаснейшим метаморфозам: вместо левого глаза на пол-лица вздувалась и растекалась огромная чёрная гематома, нос был раздроблен, из разбитых губ по щеке стекала тоненькая струйка тёмной, почти чёрной крови, тело было исполосовано свежими рубцами от ремня или плётки, а ниже, из отверстий его организма торчали отвратительные и устрашающие чёрные трубки... Поистине нет более ужасного монстра, чем человек!

Та медсестричка в измазанном кровью и жидкостями его тела халате спешно надиктовывала на маленький портативный диктофончик:

- Время 22:44, август 1985 года, неизвестный мужчина, на вид лет 15, никаких документов при себе не обнаружено...Основания для проведения вскрытия тела... - после чего запнулась на вопросительно взглянула на своего более старшего, более опытного и более грязного коллегу. Тот как-то неопределённо махнул рукой, и приготовился циркуляркой рассечь парню грудную клетку...Их отвлёк низкий и прерывистый рокот, похожий на отдалённый раскат грома или ворчание титанического живого существа, вместе с тем свет начал мигать, камеру затрясло...Экзекуторы в панике забегали вокруг, матерясь и бормоча:

- Что за херня, Джеймс? Землетрясение? Какого хера? Что с электричеством Норд?

А нечто, похожее на подземные толчки всё набирало и набирало обороты и после очередного "короткого замыкания", вырубившего свет и камеру, картинка изменилась радикально: вместо одной большой и полноценной она разделилась на множество сегментов, одни из которых были явно с приборов наружного наблюдения, другие слежения внутри здания. Здесь пришлось поставить на паузу и каждый элемент мозаики рассматривать отдельно. По правой стороне на множестве чёрно-белых и слегка рябящих экранов было заснято ночное небо, покрытое клубящимися тучами, после обработки и придания им цвета стало очевидно, что часть из них не относится к тому, что мы создаём в своём мире, ибо они больше напоминали гигантских фиолетовых китов, увешанных по боками многочисленными гроздьями более тёмных пузырей. Они плыли в воздухе, пульсируя и раздуваясь, будто с трудом пролезая через толщи нашего воздуха, слишком плотного для них, а чуть выше, меж разорванных ими облаков, изжелта-белым светился Провал, закрываясь и раскрываясь, подобно подобно створкам гигантской устрицы или гуговой пасти, вместе со всполохами сияния исторгая из себя всё новые и новые псевдоживые объекты, теперь уже дискообразные, со множеством щупалец и суставчатых конечностей, свисающих со дна. Один из них перед самым входом зацепился своими придатками за грунт и сел...В этот момент наблюдавшая за ним камера полетела ко всем чертям...

Судя по данным уцелевшей наружки, из прочих "объектов" стали выскакивать различные существа, сколько не бились наши компьютерщики, из-за ужасного качества записи, они не смогли толком восстановить облик этих загадочных пришельцев. Просто на уровне интуиции казалось, что некоторые из них напоминают высокорослых антропоморфных тигров(?), другие - обычных людей, а прочие некие аморфные нагромождения плоти, будто сошедшие с полотен Соммерса и Барлоу. И все они двигались внутрь ничем неприметной коробки здания, где судя по всему, пытали того самого мальчонку... Кто он им всем? Повелитель? Или... Или кто он тому, кто всё также неловко пошатываясь, как и в первый раз нашего "знакомства", медленно продвигается по слепяще белому больничному коридору, впереди всей инфернальной армады и навстречу выбегавшим к ним вооружённым людям? Когда их собралось достаточно много, Древний протянул в их сторону ладонь и, растопырив пальцы, будто приказывал всем остановиться, после чего в наступившей гулкой тишине с трудом выдохнул:

- Отдайте...Отдайте сына...Никто не пострадает...Я обещаю!...

Изображение вновь пропало, и сколько мы ни бились всем орденом, даже прибегая к помощи самых лучших и прославленных хакеров земного шара, так и не смогли восстановить более ни кусочка...Лишь ближе к концу записанного белого шума из метели помех выступило что-то отдалённо напоминающее высокую мужскую фигуру, на руках с телом другого человека, худого юноши...

Надо сказать, эта запись взволновала меня до глубины души, ведь я был уверен, что двери между мирами закрыты навсегда, что мы никогда более не увидим магии и запредельного, но, я так сильно ошибался! Эти двери по-прежнему открыты в нужный для Древних момент, но видимо, открыты только с той стороны... Мне нечего больше делать здесь, мои близкие мертвы, моя земная жизнь лишена всякого смысла, я лишь старею и дряхлею, мне скоро 50... И я не вижу смысла более оставаться по эту сторону, ибо верю, что мой Друг, мой выживший Друг, выживший хоть и в иных пределах, ещё помнит и примет меня, вновь услышав мою боль...

Прощайте...
Магистр Дениваль...
Просто Денис...Дэн


Утром служители ордена Неизречённого Древнего не обнаружили своего руководителя, лишь его личная ванная была от пола до потолка забрызгана кровью, казалось, что на кафельных стенах красными разводами присохло крови больше, чем может быть в одном человеке. Но сам он бесследно исчез, хотя было очевидно, что с такими ранами не то, что уйти далеко - никто с места сдвинуться бы не смог...

И это был последний случай Развоплощения в Нынешним Сером Мире 2046+

Август 2050

15:57 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Это подстава, братие!!!:horror: Сурьяпутровскую Врушали зовут Вешали!!!:str: Може, там и Карна не Карна, а какой-нить Курна? Али Курва???:wow2: Надо проверить:shuffle2:

@темы: СПК

08:17 

Всемирный Гимн Карнафанов

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
В рамках ночного гона создано следующее:

/Залезаю на табуреточку и очень громко, звонко и старательно вывожу/

Пусть всегда будет Небо!

Пусть всегда будет Сурья!

Пусть всегда будет Карна!

Пусть всегда будем Мы!


Ом :beg::beg::beg:

:hlop::hlop::hlop::bravo: /не благодарите - это мой долг/

@темы: Умора/Юмор

14:53 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
По горячим следам 20-21 серий, а там ништяк, да...

1.



Вот эти недорисаванные, прости Господи, луки прям точнёхонько характеризуют вообще всю ситуацию с Тэ-сериалами: вроде, и хотеть-то хотели, может и как лучше, а на выходе получилась херня...Ну не готов у вас компьютерный задник - так и не вставляйте его! Нет, всуууууунууууу...:wolf:

От так и получается недоправедность, недодрахма, недоправда...

2. Уже без скрина: мама-Радха берёт Карну за руку, и он чуть ли не оргазмирует от этого факта... Ну ё-моё! А сколько раз она выгоняла его босиком на снег, забыл уже? Таким образом, получается, что настоящего чувства собственного достоинства СПК-Карне и не было предусмотрено изначально. Т. к. в адеквате он должен был понимать, что да, маму надо уважать, маму надо любить, но в данном конкретном случае она к нему несправедлива. И вообще ни разу это не проповедь уважения к женщине-матери, а лишь потакание кретинизму одной конкретной особи. Так у них во всём, млин...Хотели праведность - выдали ебанизм, хотели преданность - показали анилингус...Ну отличается же одно от другого, ну ёпт!...

И последнее - как вы, возможно, помните - во дворце наши ребзятки снова отметились, и Карне надо проявить "таланты", вместо этого он проявляет своё "мне мама запретила":facepalm3: Хроническая уже штука - его лучшие качества: говорить правду и держать свои обещания были продемонстрированы в такой ситуации, где они ну никак неуместны - как Дрёпка, читающая мораль о добре и всепрощении с облитой человечьей кровью головой... Мы обязательно выскочим с истиной, когда любой здравомыслящий человек придержит язык за зубами, и это не трусость, ибо переть с голыми руками супротив едущего на тебя танка - глупость; мы будем держать свои обещания там, где ситуация сто раз вывернулась так, что цепляние за них будет полным и очевидным идиотизмом... И ведь некому подойти, тронуть за локоть и сказать: не позорься!



Вот слова из этой песенки "Сделать хотел грозу, а получил козу" - это прям достойно стать эпиграфом всего Тэ-творчества! Уже третью по счёту козу, только на этот раз в мужской ипостаси...

@темы: СПК

01:19 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
А пока я ленюсь и прокрастинирую - эти ребята вынут у вас душу...Дальше комментировать нет сил:buh:


15:51 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
А сегодня мне приснилось, что я сама - Драупади:horror:, и у меня по квартире шастает много левых мужиков, один застрял в спальне, - чтобы оттуда выйти, нужно ручку повернуть, а он дикий, прямиком из Бхараты (что-то типа Маха-Джарасандхи), ничё не понимает, орёт благим матом: "Выпустите! А то всех поубиваю!"Замуровали, демоны, ага...Лан я его выпускаю - болезный тут же ретируется :laugh:

Потом я снова я, и мы с какой-то ещё женщиной (не Драупади) и высоким мужиком-зоологом, как бы в той же квартире, но выглядит она уже не как моя, а как дедушкина, находим лужу с осьминогами, такими маленькими, с куполовидными коричневыми телами и длинными, тонкими, красноватыми и заострёнными щупальцами, но когда их наплыло в лужу достаточно много, наш бравый ущёный внезапно на всё плюнул, взял свой здоровенный рюкзак и сказал. что нам всем срочно нужно отсюда убраться, т.к. тут Драупади, а он обижен на неё, так как она ему отказала....и мы выпираемся с её хаты... По теме всё, там ещё что-то происходило, но щас уже не упомню, что именно

@темы: Маха-сны-кошмарики: #онинеотстанут!

21:27 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Сегодня Няша снова приходил к своей непутёвой жене, т. е. ко мне. :alles: Эпизод со срезанием кавача...:depress: Воткнул в себя кривой ножик на уровне сосков - там у него были такие камни, как у фейтовского альбиноса, но кожа оказалась смуглой, даже смуглее эхэмовской...пошла кровь, на этом я проснулась.

Днём состирала себе кожу с пальцев :facepalm2::facepalm3: А ведь Няша предупреждал! Но мы одна семья - никого не слушаем!:crzbayan::crzgirls::crztuk:

@темы: Бытоописание, Маха-сны-кошмарики

21:23 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Посмотрела 18-ю с переводом, чуть не заплакала - такой котёнок!..:weep3:Там, где он руку себе камушком разбил - было больно, как в первый раз... :-( Я искренне надеюсь, что моё отношение изменится, и я так же искренне раскаюсь в том, что писала здесь про Сурьяпутровского Няшу...Что он правильно сказал - я просто не понимаю... Я действительно не понимала.

@темы: СПК

21:18 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
И снова надралссси, как сивый мерин...Была в парке, видела, как маленького поняшку, самого маленького и красивого из всех, таскали за узду по дороге..Он аж кричал...А ведь у них самое больное место - это рот - зубы, язык, слизистые...До сих пор сердце кровью обливается...Чёртова девка!

@темы: жизнь-страдание

21:41 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Раз уж я снова с головой влезла в это Маха-болото, то от несколько мыслей вдогонку:

1. От почему все гундосят - бла-бла-бла, Дочь Огня - Дочь Огня, ля-ля-тополя, язык-помело...А как же тогда Сын Огня - Дхриштадьюмна? На него всем нас-рать? Почему? Такой же как и она...Что за половая дискриминация, а?

2. Васудева с Кунти брат и сестра, т.е. Кришне она тётя, а если она тётя Кришне, то она такая же тётя и его сестре Субхарде, то есть Ардж женился на своей двоюродной сестре, и Абхиманью - плод кровосмесительной связи, впрочем, как и принято в этой семейке...Отсюда вопрос: откуда у ЯДавов такая любовь к кровосмешению - совсем как у египетских фараонов? А если приплести сюда поглотившее Двараку море и вообще интересная картинка выходит, а-ля Рен - Тв

3. Иногда я задумываюсь о том, чтобы пересмотреть "Махабхарату-13" и попытаться понять этих людей-уродов, но в то же время и боюсь этого момента, ибо как мне кажется, в тот момент я потеряю себя...

4. И последнее без объяснений

Вопрос: Рагнарёк или Мир Резервных Копий и Удалёных Файлов?
1. Рагнарёк 
2  (100%)
2. Мир Резервных Копий и Удалённых Файлов 
0  (0%)
Всего: 2

@темы: Размышления Слоупока

17:15 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Друзья! Возможно, что кто-то задавался вопросом, куда из этого дневничка исчезли Котя и его компания. Дело в том, что я начала смотреть сериалку с начала вот в этой группе с переводом - vk.com/suryaputra (в виде субтитров). Так радостно и приятно увидеть снова нормального, не крипотного Адхиратху, яркую и эмоциональную прежнюю Радху, живого Шона, потрясного ДядюшкуЛенина - революционера, более-менее адекватного маленького КарноВашиша! Моё любимое семейство в сборе :inlove: Прям как будто встретила старых друзей :gh:

16:25 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Просто котовый пузик...ничего личшнего


11:48 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Не зря я говорила: если я не иду к Сурьичу, то Сурьич сам идёт ко мне...

Сегодня приснилось, что я жена ГауНяши :horror2:. И утром у него звонит будильник (электронный), мы просыпаемся в одной постели, Гау сразу переворачивается на живот и требует чесать ему спину, и попутно ворчит, что я его не чувствую, я его не понимаю, т.к. не знаю, не угадываю, где именно у него чешется, хотя я очень так старательно скребу его широкую спинищу по всей поверхности. Наконец, вдоволь набрюзжавшись, он встаёт и уходит (почему-то подразумевалось, что вроде как без завтрака ), тут ко мне подходит наша собака, что-то чёрное и и длинношёрстное, вроде колли или сеттера, с чувством несомненного облегчения я обнимаю зверятку, с которой у нас контакт и взаимопонимание почему-то есть....

Потом действие переносится в сабху, там то ли Игра только собирается, то ли уже полным ходом идёт подготовка к войне. И рулит всем карнин сын - Сурьич из "Даана виры" или "Карнана", толстенький, кругленький, весёлый и душа компании - короч, полная противоположность своему отцу.Сон заканчивается на том, что его батяня стоит в дверях, мол ну ща я всем кайф обломаю!!!:nunu:

@темы: Маха-сны-кошмарики

17:02 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Ввиду наступившей олимпиады, моё подсознание решило не отставать от мирового сообщества и пару дней назад порадовало:

Итак. Чемпионат по гребле на каноэ, именно - каноэ, моё подсознание настаивало на этом! По открытой речке плывут много-много этих разноцветных лодочек под разными флагами, и в одной из них СПК-Ашва...внезапно перевернулся...Его бросились спасать батяня-Дрона и кто-то ещё, короч, достают матерящегося Авшу, тот кроет их на чём свет стоит:

- Мать-перемать вашу в ребро! Весь чемпионат про*рали! Надо было продолжать гонку, а я сам бы вылез...

Потом на там уже мне попался в руки буклетик о Карне, там парень-автор писал, что он очень нуждается в поддержке каждого его поступка, и, значит, надо Сурьича поддерживать, а не делать так, как с ним обращается "просветлённое" большинство...Многое забылось уже, но что дожило до сего момента

@темы: Маха-сны-кошмарики

13:33 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Вот и всё, закончилось наше долгое путешествие...Хочу сказать спасибо всём, кто читал, кто поддерживал, кто выдержал ЭТО до конца, и особенно моей самой верной читательнице и активному комментатору - Винтовке Мосиной:buddy::squeeze::bigkiss: Спасибо, за то, что были со мной:beg::beg::beg:

Если есть какие-то вопросы, замечания, пожелания, предложения - то милости прошу сюда в комментарии, особо буду благодарна за критику, честную и справедливую:pink:

Но...

Прежде чем возмущённые читатели камня на камне не оставят от моей писанины, позвольте встать на табуреточку и произнести самооправдательную речь:

кхе-кхе..

1. С такой крупной, во всяком случае для меня, формой, я работала впервые)))

2. Какие-то косяки - орфографические, пунктуационные, стилистические ошибки (они там остались, я знаю) я могла бы выявить и исправить сама, если бы вычитала не раз или два, а пять или десять раз... Какие-то сцены, канеш, далеки от совершенства и их надо основательно перепилить и додумать...Но, просто я подумала, что это будет долго, люди успеют отключиться, переключиться, забыть, что было в начале...Поэтому я пришпоривала коней своего воспалённого воображения и гнала всё дальше и дальше, через пни и ухабы, через ямы и колдобины..Может, надо было избрать другой путь и выложить всё сразу, а не дробить на куски, разбивая целостное впечатление, короч, жду отзывов;-)

12:31 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
***


Мы едем уже часа два, стало светлее, из непроницаемо-чёрного, воздух сделался каким-то синеватым...ГАЗик иногда подпрыгивает на очередной колдобине, и тогда Он тихонько постанывает, будто во сне...Он - наш спасённый Древний, за это время восстановившийся и "сформировавшийся" в нечто ещё более человекоподобное, нежели раньше, в частности, теперь у него есть ноги, правда, без пальцев на них, и длинный мясистый широкий и плоский хвост сзади. Он лежит свернувшись клубочком в позе зародыша, и, тем не менее, занимает весь пол, мы сидим с поджатыми ногами. Постепенно у него и на боку начинает появляться какая-то кожистая складка, наподобие перепонки. Слегка наклонившись, я замечаю у него внизу живота какие-то едва дрожащие, будто новорождённые щупальца...Становится как-то не по себе, и я обращаюсь к успокоившемуся и даже пару раз примирительно улыбнувшемуся мне Люцию:

- Оно растёт...

Люций поморщился:

- Слишком разрастётся - выкинем...

В смысле - выкинем? Подумал я, и только тут осознал, что вообще не обговаривал с Дмитрием Демьяновичем возможный успешный результат нашей операции. Под ложечкой неприятно засосало, и я вновь попробовал обратиться к Люцию с расспросами:

- Люц, куда мы сейчас едем?

- Домой.

- В смысле домой? К хозяину, к Дмитрию Демьяновичу? И Этого, - я указал на нашего VIP-пассажира. - туда же?

Люций снова взвился:

- Шкет, сиди, не дёргайся, а? Доставим как полагается вас обоих, задание выполнено, дальше - не наше дело!...

Сердце оборвалось и ухнуло куда-то вниз...Боже мой, какой же я был дурак! Купился....Вот зачем он так рьяно взялся мне помогать, а ещё памятью отца прикрывался, сука... Он просто решил эту Тварь заполучить себе, чтобы с её помощью получить ещё больше власти и могущества...А я, придурок, сам взялся тащить для него этот каштан, даже не спросив, зачем и что будет после...Боже мой...

Мои размышления прервал голос Пьера, второго выжившего бойца:

- Ребят, он смотрит на нас, и, кажется, хочет пить...

Я глянул на Существо, оно приподняло голову от пола и слегка открывало рот и пыталось делать глотательные движения.У меня была фляжка с водой, и я хотел дать ему пару глотков, но Люц меня остановил:

- Не надо, - и, взяв свою, в пару глотков осушил её, затем обратился к водителю, - шеф, сверни направо, тут речка должна быть, - после чего сунул мне в руку опустошённую посуду, - наберёшь и дашь ему отдельно, не хватало ещё после него пить...

Мы свернули с дороги и проехали метров 200 до глинистого бережка какой-то мелкой речушки, от неё поднимался всё тот же синий туман и плыл в воздухе крупными косматыми прядями. Я выскочил из машины, набрал фляжку, попутно извозившись в вязкой глине чуть не по колено, потом, вернувшись, приставил фляжку к губам Существа, оно жадно сделало несколько больших глотков, после чего я омыл ему лицо остатками воды и сбегал за пополнением запаса, ибо сколько ему надо - неизвестно...Где-то вдалеке послышался гул, Люц велел побыстрее всем грузиться, так как до Питера осталось всего - ничего...

Мы вновь выехали на дорогу, тут вновь моё предчувствие забило тревогу - гул никуда не делся, наоборот, казалось, он всё приближался и приближался. И, главное, непонятно, откуда, то ли сзади, то ли сразу со всех сторон, приближался, всё усиливаясь и усиливаясь, различались отдельные более громкие рокочущие раскаты...Существо приподняло голову и сосредоточенно принялось смотреть куда-то назад и слегка влево, и тут же из-за вершин придорожных деревцов плавно вынырнул лёгкий самолёт-истребитель, немедленно принявшись поливать нас огнём с воздуха, за ним вылетели ещё и ещё, начав сбрасывать на нас снаряды...Они...они уже бомбят! Значит, началась война...Пока я успел это подумать, Существо успело вскочить с пола на задний багажник и раскрыв над нами огромнейшие кожистые крылья, наподобие зонта, прикрыло своих спасителей от пуль своим телом...Вероятно, из-за резкой смены аэродинамики машины, или пытаясь увильнуть от падающих на нас и распахивающих дорожное полотно снарядов, водитель не справился с управлением и мы перевернулись

***


Кажется, меня выбросило из машины, и я отлетел на пару метров, ударившись головой, но довольно быстро пришёл в себя...Кое-как поднявшись на ноги, я огляделся - бомбардировщики улетели, Пьер лежал на дороге на спине, и тяжело дышал, его левая нога была явно сломана - скол кости прорезал брючину, и оттуда вытекала кровь, сзади него на боку лежал наш ГАЗик, из него кряхтя и охая выбирался наш водитель, он пострадал меньше всех, а вот Люцию не повезло - ему кузовом придавило обе ноги. И когда я более-менее очухался, четвёртый крылатый "член" нашей команды как раз взялся ему помогать: легко, словно игрушку, перевернул трёхтонный автомобиль, и осторожно опустился на корточки перед шипящим от боли Люцием. Я оглянулся по сторонам, и тут мой взгляд зацепился за выпавшую из-под моей одежды и лежавшую раскрытой на самой последней странице тетрадь...

В голове раздался дядин голос: "Ты так ничего и не понял, Ден, гадина не тот, кого порезали на ленточки и намотали на палочки, он -лишь невинная жертва, гадина тот, кому это выгодно, кто это всё провернул..."

Ошибаетесь, дядя Дима, теперь я понял всё, и, крича и размахивая руками подбежал к склонившемуся над моим телохранителем Древнему:

- Погоди...постой...не надо...не трать силы..., - он обернулся, и щупальца слегка отодвинулись от уже порядком заживших люциевых ран, - послушай, - схватив на руки тетрадь я подбежал к нему, - эта тварь пять тысяч лет назад устроила на нашей планете страшнейшую в её истории бойню, сейчас она возродилась вновь, выпив жизненные силы из ребёнка, это из-за этого гада тебя достали со дна, это он устроил так, чтобы записи несчастного убитого парнишки дошли до самого верха и тебе соорудили эту страшную пыточную машину, - я показал ему записи на форзаце, - он главный идеолог штатов в войне с нами, это из-за него погибла Москва! Во всём виноват Кришна!!! Только он!!! Сейчас нас обвинили в разработке оружия, это оружие - ты, из-за него наши города бомбят, гибнут люди, сотни, тысячи людей, пожалуйста, помоги нам!...Ты не смог спасти когда-то свой народ, но нам ещё рано умирать, мы можем жить, поверь...

Я даже не успел подумать о том, как Древний отреагирует на мои слова, понимает ли он вообще, что я говорю, но, взглянув на него, вдруг осознал, что Существо пристально и внимательно смотрит на эти записи и меняется, - оно вновь становится прозрачным, из человекообразного бесформенно-текучим, и вот уже передо мной однообразная студенистая масса, которая вдруг начинает сиять всеми цветами радуги и внезапно сорвавшись с места, на страшной скорости уносится прочь, но в самый последний момент я успел увидеть, как он мне кивнул...

Я падаю на колени и начинаю рыдать над этой тетрадью:

- Ты отмщён, Никита, ты отмщён, ты не зря страдал...теперь всё будет хорошо...

Приподнявшись, чтобы вздохнуть, я заметил, что дымка исчезла, воздух чист...И в этот момент с небес загремел гром и пошёл дождь, смывая с Земли последние остатки пролившейся на неё скверны...

ЭПИЛОГ


Я нажал на выкл и положил пульт на прикроватную тумбочку - хватит на сегодня, после чего сладко потянулся на мягкой постели. Дмитрий Демьянович с Люцием вышли покурить. Последний уже бодренько скакал на костылях, а вот Пьер пока в больнице...Надо будет сегодня обязательно зайти к нему...

Я прикрываю глаза и вновь вижу картинку из сегодняшнего репортажа, который непрерывно крутят по всем каналам с различными комментариями всяких экспертов, шарлатанов и просто досужих болтунов - кто-то из зевак успел заснять на камеру своего мобильника, как к одному из окон Белого дома подлетает какая-то прозрачная студенистая масса, и внезапно распластавшись по всей поверхности и приняв форму гигантского спрута, разбив собой окно, ныряет куда-то внутрь; дальше - съёмка внутренних камер слежения: такая же полупрозрачная стеклянистая пасть с зубами выхватывает из Овального кабинета президента США того самого длинноволосого и крючконосого мутного парня и вместе с ним на страшной скорости уносится вверх, в атмосферу и дальше, дальше, дальше - в безвоздушное пространство космоса всё увеличиваясь и увеличиваясь в размерах...Уже второй день астрономы всего мира безотрывно следят за этим уникальнейшим явлением, прозванным "скачущей звездой" - всё уменьшающимся и уменьшающимся, удаляющимся от нас белым переливчатым огоньком, который иногда резко виляет из стороны в сторону...Я знаю, они до сих пор борются там, уносясь всё дальше и дальше, Кришна так просто не отступит, он дорого продаст свою жизнь и власть, но и Древнее Создание будет бороться и сопротивляться...сколько? долго...сколько сможет... и если будет надо, я отправлюсь за ним и помогу...

Эти трансляции перебиваются другими, нашими новостями, съёмками правительственных спутников, как чёрная пелена, повисшая над Москвой внезапно сдёрнулась, как ткань с макета и поистине королевским шлейфом полетела за моим Другом, он забрал с собою то, что слуги Синего Зла путём неимоверной боли выжали из него... Слёзы выступают на глазах, я шепчу слова благодарности неведомому божеству, которому поклонялись те самые полупрозрачные медузы задолго до появления нашего видимого и материального мира...Спасибо тебе, спасибо, друг...


После исчезновения того, кто яростнее и деятельнее всех вязал узлы и требовал пролить кровь для очищения планеты от "мирового З. Л. А." люди будто очнулись, повсюду начались антивоенные митинги и демонстрации, миллионы людей по всему миру выходили на площади и скандировали, что не допустят Третью мировую, создаются десятки и сотни комитетов по урегулированию этого международного казуса белли, на территорию Москвы хлынули десятки экспертных комиссий, которые ещё долго будут производить дополнительные проверки и расследования и искать причину того, что теперь зовётся "тотальным задымлением"...Но они ничего не найдут, ибо причина сейчас далеко-далеко, улетает от нашей планеты, забрав с собой причину войны...

Эти мои размышления прерывает лёгкий скрип открываемой двери, входит сияющий Дмитрий Демьянович, садится на мою кровать и крепко-крепко обнимает меня и прижимает к себе....Я кладу голову ему на колени, он гладит меня по волосам и застенчиво, что никак не вяжется с его могучей и коренастой фигурой, произносит:

- Знаешь, Дениска, а ты молодец, я вот ничего лучше не придумал, как выпустить Его обратно в Баренцево море, даже корабль уже арендовал...и он счастливо смеётся над своей недальновидностью...

Я вздыхаю и закрываю глаза, да, мы победили...Но предстоит ещё много работы, нужно попытаться отыскать следы моего отца, друга, моей любимой девушки, и я костьми лягу, но сделаю всё для них....

20:50 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Как раз сейчас мы пролетали над Москвой, моим родным городом, в котором я прожил всю свою жизнь, а сейчас он превратился... Во что? Я прильнув лицом к окошку тихо прошу:

- Можно чуть ниже? Пожалуйста...

Капитан группы, Октавиан (они обращаются друг к другу по подобным прозвищам, или псевдонимам? Хз, в целях конспирации, наверное) приподнимается со своего места, делает пару шагов по направлению к кабине пилота и еле слышно что-то говорит ему...Мы снижаем высоту и скорость, медленно летим между домами, благо под нами широкий проспект. Машин нет, вообще...Мощный фонарь на носу нашего геликопта выхватывает какую-то сюрреалистичную панораму: дома, тротуары, дороги, газоны - всё будто залито засохшей комковатой бурой грязью, снизу доверху. Что это за херня? Я не хочу, я не могу впустить стучащуюся в мой мозг догадку: здесь всё окаменело, всё...За какие-то месяца четыре, что меня здесь не было, здесь всё окаменело, словно прошли миллионы лет! Я затыкаю себе рот рукой, чтобы не издать ни звука, фонарь выхватывает несколько чёрных перекрученных фигур, с торчащими из их тел шипами, с трудом осознаю это бывшими деревьями, из них как будто при помощи сатанинской давилки сперва выжали всю влагу, а потом зажарили, от чего они спеклись и покрылись толстой тёмной корочкой...


Всё это производит на меня поистине опустошающее впечатление, и моё сорвавшееся с катушек воображение услужливо подсовывает мне новую ассоциацию, мне кажется, что наш самолётик уменьшился до размеров комара, и сейчас мы летим над обугленным телом Никиты, чьи полубезумные записки до сих пор со мной, всё там же, под одеждой, чуть ниже того, что ещё осталось на Земле от его солнечного друга Карны. Каменные дома и земля - это его кожа, а редкие деревца, торчащие вверх мёртвыми чёрными свечами, - уцелевшие волоски... И всё довершает господствующая над миром тьма...Может, мы и правда сейчас летаем под его курточкой?

Я с усилием отлипаю от окна и потираю виски, так не долго и совсем свихнуться, а дело не сделано. Мы вновь набираем высоту и скорость и минут через 10 садимся. Октавиан поднимается и обводя взглядом всех нас тихо шепчет:

- Ну, с Богом, ребята...

Первыми наружу выпрыгивают четверо ребят, потом осторожно вылезаю я, а следом ещё трое прикрывающих. Вокруг непроглядный мрак, то и дело прорезаемый в высоте извилистыми жёлтыми, малиновыми и синими беззвучными зарницами. Я оглядываюсь вокруг, мы находимся на маленькой круглой площадочке метров 20 в поперечнике, прямо напротив покосившийся ржавый ангарчик, с еле висящей на честном слове дверцей. И картину многолетнего запустения довершает висящая вокруг мёртвая тишина...

Вновь слышу голос командующего "экпедицией":

- Это там, - он показывает автоматом на ангарчик, - заходим...

Вновь четверо вперёд потом я, потом ещё один.

Дрожащий свет наших прожекторов, который в нормальных условиях мог бы осветить половину стадиона каждый, здесь едва рассеивается, прочерчивая перед собой узенькую неверную дорожку, метрах в десяти посреди комнаты мы видим какую-то фигуру... Моё сердце тревожно сжимается, чтобы рассмотреть, надо подойти поближе...Шаг, ещё шаг, ещё и ещё...Вот и оно. Вблизи, дышать стало трудно, я сглотнул. Какое -то хаотичное нагромождение металла с наверченной на него плотью, снова ассоциация с шашлыком, насаженном на кучу шампуров. Запаха нет, совсем, это странно, он ведь здесь в таком состоянии несколько месяцев. Я подошёл вплотную и попробовал вновь рассмотреть его лицо - он "висел", опустив голову, длинные, густые и вьющиеся волосы, доходили до плеч и скрывали от меня то, что я хотел увидеть. Я в нерешительности замер. Рядом что-то грохнуло. Я сглотнул, это мне поднесли забытый мною в геликопте тазик с совком, тут же раздался хриплый и лающий голос Люция, высокого и жилистого мужика, который своей фигурой, скуластым лицом и хищным прищуром желтовато-карих глаз, вызывал у меня ассоциацию с волками, или хуже того, с оборотнями или волколаками:

- Начинай, щас Мартин свет включит.

И правда, несколько мгновений спустя зажглось верхнее освещение этого "сарая", где-то под щитком провода выпустили сноп искр и чел, названный Мартином, ушёл исправлять возможные неполадки, сопровождаемый ещё одни спецназовцем для охраны, ещё двое прошли вглубь ангара, обследовать дальние его помещения. Мы остались...втроём: я, "волколак" - приставленный ко мне личный телохранитель и ЭТО - "жертвопринесённый" или как его...При теперешнем относительно достаточном освещении я ещё раз осмотрел конструкцию "установки": часть спиц-штырей крепится к двум боковым "опорам", какие-то выступают из его тела наружу, какие-то проходят насквозь и хрен знает где кончаются...Стараясь не думать, что передо мной всё-таки живое существо, я берусь за один из наружу концов и пытаюсь тянуть на себя. Существо стонет и откидывает голову назад, я впервые настолько вблизи вижу его живое лицо - красивый медальный профиль, глаза, обрамлённые густыми и длинными ресницами закрыты, с лёгкой горбинкой нос, бескровные телесного цвета губы...Да, всё в нём только имитирует человека, всё не до конца.

Люций вновь теряет терпение:

- Долго будешь его рассматривать? Режь давай!

- Люц, подожди, может, тут оно как-то отключается?

Я приседаю на корточки, и начинаю снизу вверх изучать причудливо мерцающие на изогнутых поверхностях боковин символы:

- Может, попортить их, поцарапать чем-то и оно отключится нах?...Люц, у тя ножик есть?

Пока я это говорил, в отдалении, там, куда ушли ребята, послышались какая-то возня и ожесточённый мат... Люций оскалилися:

- Давай резче!

Я взял своё орудие, и вздохнув пробормотал:

- Прости, брат...

Я воткнул совок куда-то в район груди, над одной из входящих в него под углом спиц, как внезапно погас свет, Люц выругался и засветил один из мощных дополнительных фонарей, тут же раздался топот и в общий зал вбежали ребята.

- Эй, что там?

- Хер знает, уроды какие-то переломанные, глаза стеклянные и смахивают на зомби...

- Эй, парень, ты режешь, нет? Давай с башки, быстрее, они сюда идут!...

Я, собрав всю свою волю в кулак, коснулся остроотточенным лезвием чужой шеи. Выступила кровь и здесь жертвопринесённый впервые открыл глаза и посмотрел прямо на меня...кажется, моя рука окаменела...Раздались выстрелы...

- Дэн, бегом! Мы одного уже потеряли...

Сжав до боли зубы, я начал пилить, в лицо брызгала чужая кровь, я пилил и пилил, он больше не стонал, связь головы и тела становилась всё тоньше и тоньше...Рядом раздались крики, по-видимому, ребята отступали... Наконец, я закончил с головой и онемевшими руками хотел было положить её в приготовленный таз, но она шевельнула губами, и я чуть было не выронил её, подскочивший Люц, как всегда, спас положение, выругав меня уродом:

- Ещё немножко давай, отскреби, одной башки может оказаться недостаточно...

Я начал соскребать остатки твари.... Чёртова темнота, да ещё так неудобно с тремя пальцами на руке... раздались крики...

- Люц, иди помоги им...

- Не могу, я не должен спускать с тебя глаз, так сказал Хозяин...

- Он, прав, Денис, мы справимся...Блядь, да сколько ж их....

Услышав возле себя ворчание, я поднял голову и увидел одного из уродцев: склонённая набок голова, так, как будто у него была сломана шея, свалявшиеся патлы, огромные, на пол-лица, буквально стеклянные глаза и вывалившийся из приоткрытого и замазанного в спёкшейся крови рта язык, чудище тянуло ко мне скрюченные руки и что-то урчало. Люций без колебаний выстрелил...Как в мешок с соломой. Зомби подался назад, но даже не упал. Люц с рычанием приготовился к ближнему бою, я понял, что помочь могу, только быстрее делая своё дело, и уже не разбирая мест, бешено заскрёб своим совком - оттуда, отсюда, рассёк себе чуть не до кости руку об одну из спиц, перехватил совок в целую левую руку...

А из темноты рядом продолжали идти выстрелы, мат, крики...

- Ну сколько там? - гавкнул мой верный охранник, разделавшись с противником и тяжело дыша.

- Почти полтазика с головой

Громыхнула железом входная дверь:

- Парни! Там зомбей куча! Они лезут изо всех щелей! Надо бежать! Они напали на пилота, убили Рейгана и сейчас набросились на вертолёт...

Люц рявкнул:

- Бери что есть, валим!

Я подхватил на руки то, что успел надыбать и побежал к выходу, по пути подскользнувшись и едва не разлив ошмётки бедняги-Древнего. Люций держал дверь, я проскочил наружу, следом за нами выскочил Октавиан и крикнул:

- Здесь должны быть машины, другие вертолёты, бегите, я их задержу!...

Я хотел было что-то возразить, но чья-то грмадная ручища схватила меня и потащила вперёд...

На счастье, долго нам носиться не пришлось - сразу за углом обнаружился сиротливо оставленный ГАЗик, правда, с очередным ползающим рядом уродцем, которого прикончили метким выстрелом в голову... Мы запрыгнули в машину - я, Люц и ещё двое уцелевших ребят, один из которых был пилотом, и что-то быстро поковырявшись с проводками, он сумел завести машину. Я боялся, что тачка окажется такой же развалюхой, как и всё здесь, но...она поехала! Это...это безумная удача...Но, как же пятеро оставшихся парней? от этой мысли всё внутри перевернулось:

- Ребят, стойте, стойте, где остальные? Мы не можем уехать без них, как?

Удар наотмашь по лицу, холодный голос, переполненный едва сдерживаемой яростью:

- За тазом следи, ублюдок, они погибли...

Визг колёс, мы рванули с места...Я обхватил голову руками...всё из-за меня...если бы я сразу взялся за дело нормально, ничего бы не было...Душили рыдания, пять здоровых жизнерадостных парней за какие-то буквально 10-15 минут, что мы здесь пробыли, а ведь у них семьи, дети, жёны, родители...
Ногами я ощущал жестяные бока с застывшим там кровавым холодцом. Мою душу вдруг наполнила ярость: это, это всё из-за тебя, из-за тебя, гнида!!! Из-за тебя, из-за того, что ты не смог сдохнуть со своими теперь гибнут люди!...

И словно услышав мои мысли, наша машина резко подпрыгнула на какой-то колдобине и... таз перевернулся, разлив своё содержимое по полу ГАЗика и перемазав нам ноги кровавыми брызгами:

- Бляяяяяядь....Если из-за тебя мы провалили всё задание, я убью тебя, своими руками, клянусь.... - прошипел затрясшийся от ярости Люций.

Грибы с Юггота

главная