Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:12 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Убойная вещь...ЧиталЪ и плакалЪ навзрыд:weep3::lol: и ржалЪ до слёз и падалЪ под столом...

vk.com/club138101695?w=wall-138101695_2125%2Fal...

00:27 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
...Вокруг не было ничего - ни верха, ни низа, ни права, ни лева - абсолютно ничего. Ничто. Не было даже темноты. Только серая рябь. С примесью чуть более тёмных комочков. Они летели отовсюду, осыпали. Проходили насквозь. Забивались и кололи...Куда забивались? Неизвестно. Ведь кроме серой комкотавой вьюги здесь нет никого и ничего. Нет даже времени и пространства...Ни тепла, ни холода, ни света, ни тьмы. Небытиё. Небытиё всего. И посреди этого всеохватного Небытия Он вдруг почувствовал Прикосновение. Прикосновение. К руке. Её ласково сжали. Потом погладили...У него есть руки? Кажется, сейчас он впервые вдохнул. Сглотнув. Как Это приятно. И вновь погружение в Ничто. Пучины комковатых полей без границ и направлений...

читать дальше

20:57 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Мда, я осознала, что захожу сюда и что -то пишу всё реже и реже. И с этим опять же нада что-то делать))) провела инвентаризацию задуманного и полу-недо-выполненного. Общее резюме - как-то всё очень грустно, а душа просит солнца, радости и активности... Как разрешить эту диллему - вот хер бы его знал. Посему вешаю список предполагаемой работы на видное место, чтобы мозолил глаза и лез под руку для выполнения).

Все названия условны и что-то кажется мне, что их когда-то было значительно больше:

Отстойник. Часть II;
Продолжение Зоо-стори;
Окончание Карнорыдательных рассказов;
Белый канизавр (коротенькая крипистори наподобие "Града под Небом")
Девушка и Леший (наше суконно-посконное, от сохи).

Возможно, список будет пополняться...

Надо собраться и мотивироваться:


20:47 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Эта идея пришла ко мне после "Богов Египта" и моего неслабого баттхёрта по поводу отсутствия у этих самых богов звериных голов))

Короче говоря, по египетским мотивам) Время действия примерно 15-12 тысячелетия до нашей эры. Землёй правят разумные антропоморфные прямоходящие жЫвотные. Люди у них в рабстве на положении сегодняшнего скота. Их используют как для работы так и для сексуальных утех всевозмоэжных извращенцев, которых в обществе зоорфов становится всё больше и больше; а кроме того, просто едят. Человеков разводят на прокорм хищнической знати звериного общества. О том, как нелегко нашим предкам приходилось в когтистых лапах и острых копытах наших былых хозяев - следующие несколько новелл

читать дальше

19:12 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Начав своё появление с крохотной едва различимой чёрной точки, заражённый Катро теперь теперь занимал своей текучей массой весь главный иллюминатор. Казалось, что на планету наброшена толстенная и многослойная чёрная вуаль, вся её атмосфера, когда-то терраформированная людьми, сейчас обратилась в клочковатый тёмный колышущийся бульон, который даже на таком расстоянии внушал отвращение своей зыбкостью и ненадёжностью. Васушена с усилием выдохнул и запрокинул голову - в потолочном "окне" его ждала та же картина: буроватая смесь, казалась, гасила собой далёкие звёзды. С каждой прошедшей секундой ему становилось всё более и более неуютно, бортовой компьютер писком доложил о падении температуры в их отсеке...Словно что-то высасывает энергию из корабля... И прежде чем сына Карны должно было как следует передёрнуть, на его плечо легла холодная и твёрдая лапа, от её прикосновения даже через скафандр, Васушену замутило. Он поднял глаза и увидел над собой чуть покачивавшуюся широкую и плоскую змеиную голову. В стылых и неподвижных глазах рептилии, казалось, не отражалось никаких эмоций. Наахх-пта. Нагини. Её взяли в надежде, что холоднокровные легче переносят специфику этого места. Теперь она хочет типа приободрить, и потому тянется своим холодным и влажным раздвоенным языком к его уху:

читать дальше

20:16 

Град Под Небом

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Степан надел куртку и в который раз проверил содержимое её заранее наполненных вместительных карманов - фонарик, спички, зажигалка, новая пачка сигарет, перцовый баллончик на всякий случай, и начал чуть слышно ругаясь нащупывать в темноте и тесноте коридора свои разношенные берцы. Он уже давно привык ориентироваться в кромешном мраке своей обесточенной халупы, но сейчас все бытовые неурядицы должны были отойти на второй план - Ночной Город ждал его. Кряхтя и едва слышно шмыгая носом, он начал завязывать шнурки и...по неосторожности сам себя стреножил. В следующее мгновение, только попытавшись сделать шаг ко входной двери, он едва не разбил нос о распахнутый зев чернильного шкафа. Его тело выгнулось назад, и от этого непроизвольного движения юркий баллончик высвободился из карманного плена и с металлическим смешком продзинькал куда-то в пыльное подшкафье. Так, спокойно...Сперва разобраться с причиной его фиаско. Степан, шумно дыша через сомкнутые зубы, развязал все узлы и вновь надёжно завязал их, расставив ноги на максимальное расстояние друг от друга. Потом гордо выпрямился и показал пустому нутру квартиры кукиш: хрен ты меня удержишь, старая гадина! Где-то в хитром лабиринте залитых жидковатым жёлто-черничным компотом комнат раскатилось гаденькое древесное хихиканье рассохшейся двери, мол, ну-ну,милый жильчик, это мы ещё поскрипим, кто кого...

Чувствуя подступающий к горлу бугристый комок ярости, Степан досадливо сплюнул прямо на грязный пол. Он потом разберётся, не сейчас, сейчас ему пора, как никогда. За пару хлопков нашарить ключи, зарытые в пыльных барханах, словно на макушке холодильника начали помаленьку расти жидкие и мягкие седые волосы. А если они однажды отрастут так, что схватят незадачливого Стёпку за руку? Так, спокойно, спокойно, просто нужно найти другое место для ключей, более спокойное, и менее волосатое, чем это. Ещё минут пять ушло на то, чтобы нащупать на неподатливой двери хоть одно отверстие - благодатную личинку замка, зафиксировать, прижать её, столь коварную, когда ты не можешь положиться на зрение, указательным пальцем левой руки, а правой, трясущейся и дрожащей в предчувствие свободы, совершить подъём и ловким движением факира вонзить в неё ключ. Из горла рвётся ликующий клёкот - имя ему Свобода. "Вы все проиграли" - шепчет Степан в экстазе и вытекает в бетонную кишку подъезда. А замыкая за собой дверь, как обычно приговаривает как мантру: "Никто не войдёт, и не выйдет, никто не войдёт и не выйдет...Хи-хи-хи"

Так, нужно снова собраться и не упустить ни одной детали. Аккуратно опустить ключ в один карман. Закрыть его на замок. Потом из другого кармана достать фонарик...Что? Его так нет?! Но как же? Ведь он только что проверял! И чёртов фонарик был на месте! Степану показалось, будто сам подъезд, обрадовавшись его оплошности, дохнул на него всем холодом, что так долго копил в своих извилистых бетонных лёгких, состоящих из бесконечных ступеней, вот они сжимаются, вот разжимаются, вот сжимаются, вот разжимаются, кажется, попахивает гнильцой от мёртвых соседей?...леденеющая рука негнущимися пальцами продолжала перебирать содержимое карманов. Парень в свою очередь ответил подъезду, также глубоко вдохнув и выдохнув, и кошмарное наваждение схлынуло. Он снова выиграл несколько минут. И вспомнил про другой карман, тот что застёгнутый держит в себе ключи. И, не сдержавшись, со всей силы топнул ногой - вот же он, чтоб черти его драли ! Гулкое эхо раскатилось по всем этажам дремлющей тьмы, будя и поднимая всех, кто прикорнул вместе со старым домом. Но сейчас это уже не важно - никто не сможет причинить вред Степану, ведь у него есть фонарик, источник карманного света. Вновь глубокий вдох-выдох, затем уверенным движением нажать кнопку - и вуаля, перестоявшуюся волокнистую чернь вспорол тонкий лучик. Приободрившись его присутствием, Стёпка в первый раз за всё время сосредоточенных сборов улыбнулся и загунькал по щербатым ступеням вниз. От его приближения восставали стенные тени, которые несколько мгновений в панике метались, пытаясь напугать отчаянного смельчака своим загробным шелестом, но почти тут же поникали и растворялись, разлетались...Теперь миновать Неосвещаемое Болото, поджидавшее его на площадке третьего этажа, аккуратно, медленно, пройти по кромке света. Память или не-память, спасительное воображение подсовывает ему картины, как он вновь и вновь потной рукой простирает луч света над его Неосвтеностью, но Оно не внемлет, и всё также остаётся верным своей первозданности. Степка вновь почувствовал, как испытывает почти религиозный трепет, переходящий в благоговение перед этим величайшим и непостижимым явлением его скучного и затхлого Домашнего мирка. Он старался двигаться на ощупь, держась руками за шершавую и отчего-то тёплую шкуру стены, только не смотреть и упаси...упаси...не светить на Него, иначе оно проснётся и будет БоБе - Большая Беда. Какая именно, Стёпка доподлинно не знал, однако предполагал что-то вроде длинных и липких щупалец, протянувшихся к его затрясшемуся слабому тельцу из центра озадаченно квакнувшей и наиболее густой желеобразной середины. которые непременно обхватят его и утащат в себя, в Бесконечную Безразмерность... Ну вот, наконец-то и эту опасность он оставил за спиной и только хотел было облегчённо вздохнуть, как его вновь получивший безграничную свободу лучик выхватил на ноздрястом бетонном полу ещё одно Нечто - тёмный каплевидный сгусток осмысленно взглянул на Стёпку лучащимися янтарными очами, и негромко хмыкнув, пропрыгал в породившее его Болото. Со свистом освобождая лёгкие от засевших в них пригоршней шипастых и крючковатых семян страха, Степан, сломя голову, запрыгал вниз по щербатым ступеням, хотя и знал наперёд, что ни в коем случае так нельзя делать, ведь в любой момент любой ступени может внезапно прийти в голову почесаться, изогнув твёрдое ребро. И тогда Стёпка может оступиться, упасть, сломать ногу или шею, и тогда у Них будет пир. Новые и новые волны зудящего и вибрирующего во всех членах ужаса захлёстывали его и подхлёстывали бежать всё дальше и дальше, ему казалось, что он почти летит, парит, не касаясь извилистыми подошвами неверных ступеней и застывших площадок. Этот бег могло остановить лишь одно - восставшая, словно непоколебимый Страж Дверь. Оказавшись с ней лицом к лицу, Степан до конца выдохнул и отёр пот со своего разогретого бегом лица. Теперь нужно закрыть Ему/Ей Око и он пройдёт. Тихое пиликанье было свидетельством, что Степану удалось. Страж на несколько секунд отодвинулся, чтобы понять причину своей боли, и странник оказался на воле.

Ночной воздух окатил его прохладой. Степан раскинул руки и, зажмурившись, насладился им сполна. Но ни на миг нельзя терять бдительность. Он вышел за пределы Дома. Здесь куда больше возможностей, но также и неизмеримо больше опасностей. И сейчас, чтобы не попасть ни в одну из них, нужно было внимательно осмотреться. Сердце тихо и покорно ёкнуло, глаза были открыты. И первое, что предстало его взору, была Туша Дома. Другого Дома. Не его. Такая безмолвная и таинственная. Не-глядящая на него своим Безглазьем - запавшие окна без заманчиво мигавших когда-то жёлтых радужек... Они звали его к себе тогда, может быть, в прошлой жизни, когда сами хранили за собой чью-то Жизнь. З вали, а он стеснялся подойти, но теперь поздно, так поздно... Степан вновь вздохнул, бросил короткий взгляд налево и инстинктивно поёжился. Ничего не требовалось рассматривать дополнительно, он и так знал, что там притаилась Грибница Гаражей. Они постоянно растут из земли и вновь оседают в неё, давая пустую жестяную пищу для новых поколений Гаражат и Гаражиков, которые поглощают тарахтящих Ватанабилей и тогда становятся взрослыми Гаражами. Переваривают их своим хлипким деревянным дном и вновь пустеют, стареют и садятся в породившую их земную почву...Нет, налево ходить не стоит, Стёпка и не ходил. Вместо этого он обратился направо, где в просвете между тёмными массами Домовых Туш танцевали узловатые хороводы теней. Новый порыв ветра понёс мимо несколько их тёмных неровно-бугорчатых семян. Эх, им бы только прикрепиться, уцепиться за тёплый бок разлёгшегося Дома, они бы пустили в него зыбкие корни, питаясь пылью и извёсткой, они бы дали теневые побеги, которые со временем ухватились бы и за землю, отвердев и став настоящим Деревом, которое сможет скрипеть и качаться, подпевая брачному хороводу теней сородичей. И так по кругу. Вечно. Ветер крепчал, словно кто-то его всасывал. Стёпка почувствовал, что и его сердце начинает трепыхаться в такт этим порывам, но не успел как следует испугаться, как голова сама запрокинулась, ища источник опасности. Увиденное же заставило глупца втянуть эту непокорную голову поглубже в плечи и бежать, бежать, бежать отсюда как можно дальше, в укрытие, иначе небесная жёлто-красная морда, что щерится на Город с Облаков, заметит его и засосёт на прокорм своим исполинским щекам. Словно расслышав его мелкие царапавшие его мысли, Небо алчно чавкнуло, и принялось сосать с удвоенной силой. "Нет уж, не сегодня, только не сегодня...." - думал Стёпка на бегу, отчаянно пригнувшись к земле. Вот и спасение - перед ним массив котельной. Её толстая несгибаемая труба воткнута в небо и тормозит ветер, причиняя Роже боль. Её кирпичный верх гордо топорщится в сопротивлении, а нижняя, выбеленная и ласковая, часть в неведенье даёт укрытие ничтожному человечешке...Не в сила противостоять растущей внутри благодарности, Степан вновь поднял руку и погладил её, тёплую и белую по идее, но такую серую во мраке. "Эх, жалко, что Небо засосёт семена, и они никогда не станут настоящими деревьями. Вот хотя бы Ты могла дать им столько заботы и ласки!" Его лирические мысли прервал какой-то звук сзади, заставивший отдёрнуть руку и медленно повернуться назад, через дуговатую дорогу он увидел добравшийся сюда Гараж! Вмиг нутро похолодело и неприятно заныло, значит, вот как, они и сюда добрались?! Эх, взять бы ломик и убить гадину, но он не взял, и потому был совершенно беззащитен. К вмятому боку твари привалились листы покорёженного железа и сейчас невнятно громыхали. Едва начавшее биться ровно сердце парня вновь ушло в пятки - под ними может быть Железистый Дракон! И хоть Степан никогда не видел этого порождения Ржави, он не сомневался, что встреча с ним будет последней в его недолгой жизни. И вновь бег, отчаянный бег неведомо куда...Сколько он бежал - неведомо, казалось, что крупно пульсирующий бок вот-вот разорвётся и вывалит его дымящиеся горячие внутренности, вывалит вот на ЭТО. Степан замер с поднятой ногой, потом отступил на шаг вправо и согнулся пополам. Перед глазами плясали звёздочки, закрывая от взора ямку асфальта, где огорчённо чмокала голодная и тягучая белая масса, словно разболтанный миксером младенец. Стёпка потряс головой и выпрямился, сглотнув слюну. Сейчас он выбрался на открытое место. И в радиусе примерно ста метров не было ничего, кроме изрытой коросты асфальта. Где-то на границе видимости робко жались друг к другу маленькие деревянные домики. Но рассмотреть их было возможно лишь потому, что на само Небо изменилось, на одной его стороне словно от ожога вспучилась светлая полоска. Возможно, что-то изменится, должно измениться, и стёпкины приключения на этом закончатся, должны закончиться, раз и навсегда....

До отупевшего от заложенности ушей слуха как сквозь сон донеслось мерное "Жусь, жусь, жусь...." Из глаз Степана брызнули слёзы. Бежать, бежать...Но куда, бежать, куда?! Теперь изо всех стоявших в отдалении домов выходили Люди. Скорченные и корявые, они ритмично двигали своими сложенными у груди словно лапки богомола сухими конечностями, будто что-то полоскали прямо в воздухе и жужжали своё "Жусь, жусь, жусь...", Они колоннами стекались на площадь. И Стёпка знал, зачем. Точнее, за кем. Рот вымок от текущей слюны. Несчастная жертва завертелась волчком и затем рванулась в сторону неподвижных маленьких домиков. Где вприпрыжку, где ползком, он добрался до треугольной дыры в одном из них и забился в спасительную тьму. Жусь, жусь, жусь. Жусь, жусь, жусь...Всё сильнее, всё интенсивнее, насыщеннее. "Если спереди добавить "Дер" - будет не так страшно, будет Дер-Жусь, значит, я Держусь" Жусь, жусь, жусь, Жусь, жусь, жусь, Жусь, жусь, жусь...Заполнившие черепную коробку жуси толкались и лопались, сталкиваясь друг с другом, взрывались...Заполняемая их жёлтой начинкой голова становилась всё тяжелее и клонилась к земле, Стёпка встал на колени. Но это не помогло. И с сухим треском шея обломилась....

Над Мiром восходило Солнце, плюясь на него потоками кипящего бесцветного перламутра, а из посеянной Головы быстро росло Древо Мiра. Такое же узловатое и сияющее в своей суставчатой корявости. Оно поднималось над Градом всё выше и выше, и нескончаемые толпы шли к Нему на поклон, жужжа и воздевая сложенные пепельные лапки...

21:41 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
...Васушена лежал на спине и разглядывал свои обнажённые длинные и стройные ноги - округлые и аккуратные колени, длинные голени, такие же изящные и удлинённые ступни, пальцы...Но мысли его были далеко - снова и снова он прокручивал в голове события трёхдневной давности: вот его Малика, роняя слёзы, ходит вокруг свадебного костра с этим...Васушена громко застонал и перевернулся на живот, с досады ударив кулаком о стоявшую в изголовье тумбочку. Алая кровь залила наволочку, нет, нет, он не должен так о нём думать! Вришакету его брат, он ни в чём не виноват, он не хотел, он сопротивлялся...Всё эти твари...Малика, милая Малика! Он порывисто сел на кровати и, шумно вздохнув, уставился в белый потолок. Костяшки пальцев саднили. Юноша неохотно взглянул на свежеприобретённую рану и в сердцах выругался: чёрт, чёрт, чёрт! Ну почему всё так, почему? Сейчас придёт служащий, и если выяснится, что он, Васушена. склонен к аутовредительству, его никуда не возьмут, придётся возвращаться в Хастинапур и каждый день видеть страдания любимой и страдать самому. Страдания, о боги, кому, кому из его семьи они не выпали?! Сын Карны порывисто схватил себя за голову и начал раскачиваться - он сбежал, он просто позорно сбежал из дома, он бросил Малику, когда ей так нужна поддержка, бросил отца в непростой момент. Почему, ну почему он не справился со своими чувствами, почему?

читать дальше

17:44 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Посмотрела пилотную серию Шани-дева...Ну что могу сказать - узнаю, узнаю почерк старины Тэ! Масштаб, размах, даже не так - РАЗМАХ, эпичность в каждом кадре - это всё его родное, дэвы и асуры, все исполнены величия, силы, СТРАСТИ. И хоть как обычно, все вундервафли сделаны из фольги с напиханной в неё ватой (при съёмках крупным планом это видно), но как обычно, не в мильонах дело, дело в другом. Ни за какие шиши не купишь внутреннего содержания, многомерности личности и ТАЛАНТА, да таланта актёрского и чувства, чутья, ощущения полнокровие и способности это полнокровия выразить в каждом вздохе твоего персонажа. То Индия, це ж вам не Пиндоссия с её козяффками. Вот сколько смотрела там всяких богов Египта, всяких битв с титанами и тому подобной ботвы - ну ни разу даже близко не валялись))) попросить что ли Тэшечку переснять за болезными:laugh:

Если кратенько, то суть в том, что боги и асуры, как всегда на ножах, мечах, брахмастрах и тому подобном колюще-режущем оружии, но это всё фоном, а главная проблемушка здесь в том, что у Светила есть жена, но...то голова болит, то месячные заедают, и шкворчит Светило без ласки женской, ну и звереет потихоньку, а как же?...В принципе, я его понимаю - нафига тогда женился? Ни обнять, ни приласкать - всё: я горю, я горю, мой Господин! У лучше бы холостым ходил, с Индушей по саунам парился да апсар за округлости щщупал Но! при таком раскладе в люльках пищат Яма и Ями. Вопрос на засыпку: КАК? Если она даже пальцем его коснуться не может??? Действительно, есть у Солнышка причины подозревать жiнку в чёрной измене, неблагодарности и неверности. Масла в солнечный огонь подливает она сама, нагло клонировав себя любимую и подсунув честному Сурьюшке суррогат теневой, который тем не менее, успешно забеременел и родил


Начинается с эпичненькой титаномахии



надменный и злобный крючконосый Индруша, чем-то отчаянно смахивающий на Саурабха



Шукрачарья, ТруЪ-волхвЪ и вообще Няша :inlove:



Эээээ, Всевидящее Око Саурона?



Не, всего лишь Солнышко:sunny::sunny::sunny:





Ну и глав-Зажигалочек по кинУ - Сурья-Дэв, прошу любить :squeeze: и жаловать :beg::beg::beg: Оч горячий (в прямом смысле) и брутальныйЪЪЪ МужЫГ :hlop::hlop::hlop:

ИМХО, при определённых углах освещения похожий на раскачанного и молодого Соловьёва. Ну это уж так, в порядке бреда))

Эпичный праздник на Сурья-Локе в честь рождения Шани



Единственное, что не порадовало - слишком короткие съёмочные планы, видно, что впихнуть надо как можно больше и быстрее, но от этого страдает качество, и то, что по идее, должно бы идти минуту, утыркивают за 5 секунд. это не айс

15:32 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Где-то в середине ночи безмятежно спавшего сном праведника Карну разбудила зарёванная и полуодетая младшая невестка Камалати. Заикаясь на каждом слове, девушка промычала, что она бы никогда не посмела нарушить сон свёкра, она чтит его как отца, но с Рависуной творится что-то ужасное, он кричит и обливается слезами на постели, но никак не может проснуться. Сандживани послала было её за за Лёшкой, но тот заперся в дальних покоях, и никого к себе не пускает, из-за дверей слышны нечленораздельные возгласы и безумные гортанные песнопения, а ещё по всему коридору разносится едкий запах словно из самой Нараки...

читать дальше

15:08 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Чё-та ржу :-D:-D:-D



"Вайшна- визм...", - хух, по слогам произнёс бедный ведущий, даже не зачитав текст с экрана, и отёр пот со лба, на такое он не подписывался...

20:18 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Было далеко за полночь, когда Лёшка наконец вернулся домой. Войдя к себе, он застал идиллическую картинку: свернувшись калачиком, на кровати спали все трое - Рависуна, Мадхукара и старшая из его жён, беременная Сандживани. Парню оставалось только тихо-тихо примоститься на самом краешке и забыться чутким сном до нового утра, которое приподнесло ему странный сюрприз. Как у них было заведено, с самого утра Лёшка взял сына и пошёл "проведать дочку", ну так он объяснял себе и другим, хотя истинная причина их посещений храма Шивы лежала немного глубже. Но уже за ближайшим поворотом отец и сын столкнулись с непредвиденной ситуацией в виде растянутого на полу Гаутама, ползущего на брюхе за братом Вришакету и стонущим что-то нечленораздельное. Атакованный Вришакету держал на руках своего Шона и пытался его утешить бормотанием типа: "тише, тише, сынок...дядя хоть и дурной, но не кусается". Увидев Лёшку, тот сделал ему страшные глаза и выразительно прошипел:

читать дальше

14:08 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
...Маленький автомобиль остановился напротив неприметной железной двери, ведущей, как могло показаться, в подвал, или какое-то другое техническое помещение. Лёшка и Карна вышли из машины и сын вновь с досадой отметил, что его отец в новых джинсах двигается как на шарнирах, и в которых раз мысленно обругал себя за то, что не купил ему хотя бы на два размера больше. Теперь вот жмёт в самом ответственном месте. Лёшка поморщился и дождался, пока Карна подошёл и хлопнул его по плечу, мол, давай скорее закончим с этим. Алексей кивнул и, развернувшись, набрал на домофоне нужную комбинацию. Дверь с ржавым скрипом отворилась и на них пахнуло коктейлем, казалось из всех известных запахов, свитых в тугой клубок и насильно удерживаемых в запертом помещении. Понадобилось несколько секунд, чтобы носы обоих гостей привыкли к адской смеси всевозможных дымов, алкоголя, едкой химии и хлорки, перемешанных с ароматизаторами и непередаваемым амбре пота и блуда. Отец и сын молча вошли под мрачные своды этого гнездилища адхармы и сели за один из столиков, за которым их уже ждал тот самый громадный альбинос, что пару лет назад ловил Лёшку во владениях Мортела. Поначалу разговор не заладился, где-то словно эхо ночных гулянок бухала музыка, а парочка танцовщиц довольно-таки неопределённого пола извивалась у шестов. "Репетируют...Самое то для здешних любителей экзотики", - подумал Лёшка и мысленно вздрогнул, вспомнив, как ещё чуть раньше первого знакомства с белым кибер-громилой чуть было сам не оказался среди блюд пикантного меню этого заведения.

читать дальше

21:07 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Ну не могу не поделиться со всей прогрессивной общественностью - перед вами ПротоБриханнала!:D:-D:gigi::lol::five::vict::nechto:


@темы: Хар Хар Махадев!

22:18 

астарожна! Миладрама!!! Warning! Сопли!

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
...Его, как он и ожидал, встречала вся семья, и в первый раз Лёшка с удовольствием облачился в традиционные тряпки, желая показать всем, чего он достиг. Он рассчитывал на радость, удивление, даже неверие, но не на то, что увидел - шокированное молчание. Его встретили молчаливым оцепенением. Все, начиная с отца, матери, старшего брата Вришакету и вплоть до его собственного сына Матфея-Мадхукары. Дочери, кстати, почему-то не было среди встречающих.

читать дальше

19:08 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
...Они уже несколько часов лежали на влажной, поросшей длинным и шелковистым мхом почве и, честно говоря, задолбались ждать. Они - это грязный и исхудавший за время принудительных странствий Алексей и его друзья - шутник, балагур и ехидный толстячок Свен и его чуть более пропорциональная сестра Дара. Оба увешанные всевозможными амулетами, кажется, из всех доступных материалов и религий, и оба татуированные по самое небалуйся десятками молитв и заклинаний. У Свена, кстати, места на теле больше, потому он находился в более привилегированном положении, нежели его сестра. Хотя по-началу Лёшка не мог относиться к закидонам этой парочки без изрядной доли юмора и скептицизма, но со временем вынужден был признать - да, помогает, особенно, в таком деле, как сегодняшнее. В которой раз по кругу прошла чашка с горячим чаем из единственного на троих термоса, и пока она дошла до нашего героя, то животворящая влага успела порядком подостыть, и и бултыхалась только на донышке. Парень чертыхнулся и в который раз пообещал себе завязывать со всей этой экспедиционной хернёй, тем более, они так никого и не обнаружили, скоро ночь, и надо будет убираться отсюда, чтоб не стать добычей болотных гадов. Лёшка взглянул на небо и снова в ровном белом мареве облаков не увидел ни единого признака Солнца - что утро, что день, что вечер - в этой хлюпающей дыре всё едино. Потом он потянулся, расправляя затёкшие члены и, ухватившись руками за склизкие выступы черного камня, служившего им укрытием, слегка приподнялся и оглядел окрестности. Хммм, видимость заметно ухудшилась, или виной всему наползающий туман? Тут же он почувствовал у себя на бедре крепкую короткопалую руку Свена, которая что есть силы тянула его вниз. Первой мыслью Лёшки, ещё до того, как он опустил на друга глаза, было: он что, увяз, что ли? Но потом, увидев его Страшные Глаза, которые тот изо всех сил демонстрировал другу, а также старательные кивки куда-то вправо, всё это заставило сына Карны медленно выдохнуть и плавно спуститься вниз по камню. Обменявшись парой жестов, Дара молча протянула ему испачканный в тине бинокль. Преодолевая лёгкую брезгливость, парень таки взял его и прижал к глазам, в следующее мгновение чуть не вскрикнув от радости - да, они дождались! Примерно метрах в двухстах ковыляла смутно различимая процессия. Лёшка едва слышно, словно дуновение ветра, выдохнул:

читать дальше

20:59 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Через несколько дней Врушали стояла, спрятавшись за разросшимися стволами молодого баньяна, и с тревогой смотрела на небольшую группу людей, расположившихся в центре парка. Единственный взрослый мужчина, облачённый в истрёпанные джинсы и посеревшую рубашку, присел на резную скамеечку слоновой кости. Казалось, что он, утомлённый своими обязанностями, задремал и не видит того, что происходит с его подопечными. А происходило следующее: двое маленьких детишек, девочка и мальчик, испуганно жались друг к другу, напротив них стоял ещё один, чуть младше, зарёванный и испуганный. А четвёртый, серовато-синий, крепко удерживал его за руку, не пуская к остальным. Возле них кучкой лежали отобранные игрушки...

читать дальше

17:58 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
39-40 серии

Ну с ГлавГэ у нас всё по-прежнему - хамоватая истеричка, на которую на ровном месте как из рога изобилия валятся всевозможные страсти-напасти, и выпутывается из которых он, как повелось, максимально дебильным способом, возможным в сложившейся ситуёвине...А вот Бхишма удивил: моральный садист, сцуко!

И, кстати, на этих кадрах чё у него с носом? Как из пластика:upset:



И да...милоты подсластить пилюлю

Вруша с её рогаточно-вращательной фиксацией саманепонялачтосейчасляпнула :crznope:



и голубя с голубкой посреди жутких, воткнутых в землю аки на кладбище, цветов...



индусы, мля, монстры феншуЯ...:facepalm3:

и Котомладости сладчайшей

:heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart::heart:


@темы: СПК

18:05 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
В этот вечер далеко за полночь в маленьких покоях, выделенных Лёше, не гасли огни - ведь сегодня впервые он отважился взять к себе на ночь Иустину и Матфея, которых, конечно же, уже давно никто не звал именами, данными при крещении, теперь его дети носили языческие имена Илашрути и Мадхукара, привычные для обитателей этого дворца. Ещё один маленький шажок назад, ещё одна уступка, а ведь когда-то он так надеялся всё изменить, хотя бы в своей жизни! Но теперь, кажется, поздно: дети выросли, привыкли ко всей индусской мишуре, а главное - они счастливы и довольны, бабушка с дедушкой подарили им столько любви и заботы, сколько, возможно, не смогли бы их слишком юные родители. Лёша во всю старался наверстать упущенное и играл с малышами, не замечая времени, но где-то в глубине сознания свербила и грызла мысль: не наведут его ли собственные дочь и сын на идею, что делать с бедным братом Рависуной? Как вырвать его из лап огненной ведьмы?

читать дальше

00:06 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
Утром его вновь разбудили какие-то хлопки и неясные восклицания. Сон долго не хотел отпускать Лёшу из мягкой, но цепкой хватки, а когда наконец парень смог приоткрыть глаза, то его взору предстала следующая картина: из дверей торчала растрёпанная голова его отца, а мама Врушали прилагала все силы, чтобы только не дать ему войти. Сперва Лёшка было метнулся на помощь к терпящему притеснения родителю, но был остановлен прикосновением другой сильной руки - это сидящий рядом Крис взял его за плечо и негромко проурчал:

читать дальше

22:06 

Тьма последний луч Солнца глотает. Лже-грибы в темноте прорастают...
С наступающим Йолем, друзья! :yolka1::yolka11::yolka12::yolka3::yolka4::yolka2::new5: много-много Йолочек и йольский Карна в придачу!


Грибы с Юггота

главная